Тут ничего нету

Сюда выводятся комментарии

Сюда выводятся даилоговые окна

About company (eng)
Поиск Карта сайта Обратная связь Зарегистрироваться Войти

30 мая 2022

Breaking news!

photo_2022-05-30-13.11.42
Издательство 
«РИПОЛ классик» и «Библиотека ароматов» представляют самую волшебную книжно-парфюмерную коллаборацию «Корни и соль»!

Купить самый необычный литературный парфюм можно в фирменном фан-шопе 

В начале 2020 года Дейрдре Салливан покорила сердца российских читателей пронзительной, очень женственной и в тоже время феминистической прозой. Но феминизм у Салливан — это не про борьбу за равноправие полов, а про то, как прекрасны и ценны женщины сами по себе. Нам сразу стало понятно, что выходом одной книги дело не ограничится и серии «Корни и соль» — быть! Сейчас серия состоит из трех книг: «13 сказок лесов и морей», «Совершенно не обязательные смерти» и «Чернила под кожей». 

Книги Салливан настолько необычны, что мы решили сделать для них что-то такое же удивительное! Так появилась парфюмерная серия «Корни и соль», которую мы запускаем совместно с «Библиотекой ароматов», представителембренда Demeter. 

«Корни и соль» — это простые и понятные, но вместе с тем выразительные и незабываемые ароматы, которые соответствуют настроению трех книг.

«13 сказок лесов и морей» — запах сада после дождя. Свежесть, скошенная трава, влажная земля — это сочетание подчеркивает независимый дух героинь классических сказок, которые решили взять судьбу в свои руки и больше не подчиняться воле сюжета. 

«Совершенно не обязательные смерти» — лавандовый раф. Уютная волшебная сказка для тех, кто с уважением относится к мистической стороне реальности, принимает себя и свои способности, как главная героиня книги Мэдлин.

«Чернила под кожей» — яркая и сочная красная смородина для тех, кто не боится противостоять социальным стереотипам и стать заметной персоной, прямо как Цесс.

Ароматы стоят поодаль от классической парфюмерной пирамиды и не делятся на «верхние», «средние» и «базовые» ноты. Через 2 часа они будут звучать так же, как после первого пшика. Ровно также раскрываются книги Салливан, оставляя после себя долгий шлейф для раздумий.