Тут ничего нету

Сюда выводятся комментарии

Сюда выводятся даилоговые окна

About company (eng)
Поиск Карта сайта Обратная связь Зарегистрироваться Войти

Пресса о нас

5 книг о том, как смотреть сериалы

Утверждение, что сериалы нового Золотого века телевидения (т. е. с начала нулевых по настоящий момент) стали признанной формой искусства, в которой грань между «высокими» и «низкими» жанрами стирается, за последние 20 лет давно превратилось в трюизм. Художественный язык сериалов непрестанно усложняется, становится все более дерзким, изощренным, головокружительным, и любопытнее всего говорить о нем именно с создателями (шоураннерами, сценаристами, режиссерами, операторами, VFX-дизайнерами): например, о том, как Майкл Словис снимал шоу «Во все тяжкие» исключительно на пленку или как оператор Соррентино Лука Бигацци (который, наоборот, любит цифру) осваивал непривычный для него формат малого экрана.

Нарративная и жанровая природа сериалов выдает их литературное происхождение: «Черное зеркало» вращается не столько вокруг технологий, сколько вокруг эффекта жуткого, описанного Фрейдом в связи с новеллами Гофмана, и практически в каждом его эпизоде легко опознается структура знаменитых «Collier stories», гротескных рассказов Джона Кольера. Но самая важная особенность сериалов в том, что они конструируют подробные миры и выстраивают особые отношения со зрителем. И если вы болеете за Ланкаст... то бишь за Ланнистеров или Старков или внезапно ловите себя на мысли, что «Остров сокровищ» — это какой-то сентиментальный низкорейтинговый фанфик по вселенной «Черных парусов», значит, вас засосала опасная трясина фанатской культуры. И значит, вы — на правильном пути, потому что культовый статус сериала поверяется прежде всего феноменом страстной любви к нему зрителя, а фанатская активность оказывает значительное обратное воздействие на само устройство шоу.

 

Престижное удовольствие. Социально-философские интерпретации «сериального взрыва»Александр Павлов.
Престижное удовольствие.
Социально-философские интерпретации «сериального взрыва».
РИПОЛ классик, Панглосс, 2019 

Отечественных аналитических работ в формате монографии о сериалах совсем немного (статей — сколько угодно). В одной из них — четвертой книге философа, культуролога и специалиста по современному масскульту Александра Павлова — деконструируется известное понятие «постыдного удовольствия»: удовольствие от просмотра сериалов Золотого века не просто легитимизируется, но и становится престижным, а стыдно теперь может быть только тому, кто пропустил очередное культовое шоу и вынужден иметь дело с последствиями своего невежества (вплоть до социального остракизма). Ведь, как говаривал один из пиратов в «Черных парусах», «удовольствие должно быть не грехом, а добродетелью» (он, правда, не дожил даже до конца пилота, но, несомненно, drove his point home). Более того, если заострить этот тезис, не разбираться в нюансах так называемой высокой культуры куда менее постыдно, чем не владеть азами того, что автор называет «поп-культурной грамотностью». Следуя заветам Хабермаса, Александр Павлов стремится «первым почуять важное» и, показав, как сериалы репрезентируют социальное, убедить читателя в том, что в любви к сериалам приятное непременно сочетается с полезным. 

На протяжении книги мы следим за тем, как в сериалах преломляются политика, капитализм, империализм, постколониализм, постапокалипсис и прочие пост-, гендер, квир и ультраирония, интимность и ее трансформации, технологии и теории заговора, ностальгия и утопия по Джеймисону, идеология по Жижеку, патернализм по Жану Бодену и естественное состояние по Гоббсу. А еще можно, в связи, в частности, с «Ходячими мертвецами», вот так нежно написать о zombie studies — «уже устоявшаяся и состоявшаяся дисциплина в западной академии: у нее есть своя традиция, то есть история; ученые предлагают свои подходы к тому, как лучше изучать зомби-культуру, а следовательно, существуют и настоящие и живые дискуссии между исследователями. Очевидно, что отечественная наука в силу определенных обстоятельств не готова к тому, чтобы включиться в эту парадигму гуманитарных исследований... [тексты о зомби] ожидает судьбы экзотического цветка, посаженного и даже выращенного на нашей почве, — цветка, на который полюбуются немногие избранные, возможно, подивятся его незнакомой красоте и вскоре забудут о его существовании».

 

Эпоха сериалов. Как шедевры малого экрана изменили наш мирАнастасия Архипова, Екатерина Неклюдова.
Эпоха сериалов. Как шедевры малого экрана изменили наш мир.
РИПОЛ классик, 2020 

Книга строится вокруг фигуры шерлокианского персонажа, который, претерпевая любопытную эволюцию в сравнении с исходным конандойлевским героем, смыкается с главенствующим в сериалах Золотого века типажом антигероя (часто закодированным именно через «Шерлока»). Мы описываем этого персонажа сквозь призму различных повествовательных традиций, в том числе связанных с образом врача и триединой мифологемой Нового времени «автомат, дикарь, ребенок», в попытке разобраться, почему Шерлок стал героем нашего времени и почему, по выражению исследователя медийной культуры Бретта Мартина, подобные герои в Золотой век сериалов стали вызывать у зрителя чувство «ошеломляющей, сейсмической влюбленности». Следуя рекомендациям Генри Дженкинса, мы стараемся занять позицию «акафанов», то есть исследователей (академиков) и одновременно — фанатов, пропускающих свой собственный опыт, свое постыдное (на самом деле, как мы уже выяснили, престижное) удовольствие сквозь машину производства смыслов и интерпретаций (и втайне преследующих, разумеется, цели прозелитизма). Такая позиция диктуется самим принципом симбиоза сериала с медийной средой: ведь каждое культовое шоу — это целая вселенная, где от «канона» концентрическими кругами расходятся аккаунты создателей и актерского состава, еженедельный фанарт и фанфикшн, обсуждения, растекающиеся на много страниц на Ютьюбе, Фейсбуке и других платформах, популярные «реакции», которых зрители ждут не меньше, чем очередных серий. И все же не пора ли нам уложить и персонажа, и зрителя на кушетку и попробовать осмыслить феномен зрительской влюбленности, а также необыкновенный успех образа антигероя в эпоху сериалов с помощью психоаналитической модели трансфера?

Источник