Тут ничего нету

Сюда выводятся комментарии

Сюда выводятся даилоговые окна

About company (eng)
Поиск Карта сайта Обратная связь Зарегистрироваться Войти

Пресса о нас

Что такое матриархат и почему будущее за ним

9785386133221 В издательстве «Рипол Классик» выходит книга исследователя мифологии Александры Барковой, в которой собраны четыре лекции о мифологических универсалиях. «Сноб» публикует самую популярную — о Богине-Матери.

Первый и главный вопрос, связанный с Богиней-Матерью, вопрос, увы, совершенно некорректно поставленный, но наше популярное изложение мифологии его провоцирует: Богиня-Мать — богиня чего? В каком случае мы говорим, что перед нами Богиня-Мать или наследница ее образа?

Богиня плодородия, богиня судьбы, богиня луны... все это распространенные ответы. И они категорически неверны.

С Богиней-Матерью все предельно просто. Если она воплощает в себе жизнь и смерть в их двуединстве, то перед нами Богиня-Мать. Если она воплощает какие-то другие качества, но есть намеки на двуединство жизни и смерти, — это наследница образа Богини-Матери. Все остальное может быть чертами Богини-Матери, может не быть чертами Богини-Матери. Она может быть связана с судьбой, с  водой, потом я вам покажу, что она будет связана с белым полотном,но вы же понимаете, что далеко не всякая богиня, образ которой связан с белым полотном, является Богиней-Матерью.

Современный человек не понимает: как так—двуединство жизни и смерти?! Жизнь— хорошо, смерть — плохо. Как Мать может воплощать это двуединство?

В то время, когда рожали до появления современной медицины, какой процент детей выживал? Рожали тогда, как вы понимаете, практически каждый год. Для меня еще в школе откровением стала повесть Горького «Детство», которая художественной ценности не имеет, зато имеет этнографическую ценность. Бабушка Алеши Пешкова, у которой трое детей выжило, говорит:«У меня ведь восемнадцать было рождено». Это значит — один из пяти, один из шести. И не только в деревне, но и в городе девятнадцатого века, то есть вообще до появления современной медицины удивительным и радостным событием было, что ребенок дожил до взрослого состояния. Кроме того, я вам напомню, что с высокой вероятностью первые роды грозили женщине смертью и с менее высокой вероятностью — последующие. Для нас факт родов означает, что мы получим живую мать и живого ребенка, а если нет, то это будет какой-то чудовищный нонсенс. В их условиях... роды прошли, и что? Живы? Оба?! Выжил ребенок? Выжила мать?! Для традиционного общества это редкое и удивительное явление. Теперь тот факт, что Богиня-Мать связана с двуединством рождения и смерти, перестает вызывать у вас вопросы и несколько снижает ваш культурный шок.

Где у нас Богиня-Мать в чистом виде зафиксирована? В современном мире? Мы знаем ее у индийских племен дравидского происхождения, у них она почитается в виде дерева. Посередине деревни стоит дерево, обнесено заборчиком от несознательных животных,чтобы они с богини листики не объедали, потому что она воплощает в себе не только рождение и смерть, но и такую болезнь, как черная оспа. Если она прогневается, то дело может кончиться черной оспой. Вот такой она ужас.

Вы понимаете, что если посмотреть, как в традиционном обществе мужчина и женщина соприкасались со смертью, то женщина относится к миру смерти гораздо ближе, чем мужчина. Война в этом обществе дело не ежедневное и не основное. Убийство животных? Женщина свернет курице шею, мужчина пойдет в лес добыть зверя. Но женщина при каждых родах соприкасается со смертью.

И после этого, дорогие мои феминистки, вам будет хоть немного яснее отношение к женщине как к существу по определению нечистому. Более того, не просто к женщине, а к бабе. Кого называли бабой на Руси? Это рожавшая женщина. У нее может не быть ни одного ребенка, роды могли закончится смертью младенца, но если она родила,она баба. От свадьбы до рождения первого ребенка она — молодка, она баба от первых родов до потери способности к деторождению, после чего она становится старухой.

К слову, западноевропейская культура помешалась на девственности. Западноевропейская культура всячески сочиняет фэнтези, где, чтобы женщина была чародейкой, она должна быть девственной. Как лишить героиню магической силы, вполне понятно. Это чисто западные представления. На Руси же все четко и однозначно: полноценной магической силой обладает баба (отдельный вопрос о старухах). Волосы бабы — это воплощение ее магической силы, поэтому они всегда должны быть скрыты. О волосах мы еще будем говорить. Именно баба в традиционной культуре максимально часто связывается со смертью, поскольку смерть ей грозит при каждых родах, а рожает она в среднем раз в год.

Итак, причину мистического страха перед бабами—выяснили. Баба у нас — смертоносное существо в прямом смысле слова. Жизнь несет тоже, но с большей вероятностью — смерть.

Теперь относительно глубины культа. Тут вы все прекрасно сами знаете, «палеолитических венер» вы видели в больших количествах. Да, это изображение женщин с более чем крупными формами, с подчеркнутыми признаками плодовитости, иногда очень реалистичные, иногда достаточно условные. Я настойчиво подчеркиваю: не нужно почитание Богини-Матери связывать с матриархатом. На нынешнем этапе науки не считают, что матриархат был некой ступенью, через которую прошло человеческое общество в целом. У некоторых племен Индии и Китая он то ли есть, то ли нет... ученые спорят. Но универсального этапа — не было.

Когда возникли идеи матриархата? Они возникли у Иоганна Бахофена, социолога-любителя. Он ввел идею гинократии, то есть власти женщин, которая потом закрепилась в науке под термином «матриархат». Дескать, пока жили собирательством или огородничеством, в обществе доминировали женщины, а с переходом к охоте стали доминировать мужчины. В частности, обилие изображений палеолитических венер является одним из доказательств. Но. Мы знаем множество культов Богини-Матери, и, в отличие от гипотетического матриархата, это конкретные примеры: почитание Кибелы на Ближнем Востоке, почитание Иштар-Астарты, имеющей черты Богини-Матери, почитание Кали в Индии, дравидские племена... Богиня-Мать у них или есть, или была в культуре — это мы знаем совершенно точно. Матриархат где? Социально доминируют мужчины. Случаи, когда обнаруживаются черты матриархата, это, скорее всего, обычай матрилокального брака.

Матрилокальный брак — это брак на территории жены. В сегодняшней Европе такой брак очень четко выражен на Кипре: в семье рождается девочка, отец покупает участок земли, и, пока девочка растет, отец начинает на этом участке земли строить дом. Девочка выросла, вышла замуж, и, логично, она с мужем приходит жить в собственный новый дом. Если она захочет развестись, она бывшему супругу объяснит, где в этом доме дверь и как ею пользоваться. Если захочет выйти замуж вторично, то также приведет нового мужа в свой дом. При этом на Кипре—такая махровая патриархальность, что ой. Я там была, и скажу я вам, что одно дело туристическая зона, а другое дело — деревни, которые, между прочим, тоже живут за счет туризма. В таких деревнях главная площадь полностью находится в распоряжении мужчин, женщина там не имеет права пройти, а если пройдет, то это означает, что она сексуально доступна первому, кто ее захочет. Поэтому туристок решительно предупреждают: в одиночку через главную площадь не ходить! Вот вам очень четкое соотношение матрилокальности брака и патриархальности общества.

Матрилокальный брак прекрасно зафиксирован в сказках народов мира. Сказки типа «Летучий корабль»: имеется царь, у царя есть дочь, царь ее выдаст замуж за того, кто исполнит некое магическое испытание, и это приведет к гибели царя. Гибели по вполне понятным причинам: это отголоски культа вождей, когда правитель обладает магической силой,он стареет и должен уступить место преемнику. Таким образом, власть наследуется от тестя к зятю. Сказки — это классический пример матрилокальности в царских семьях в древности, отражение древней этнографии. Но если мы посмотрим на царевну в таких сказках, то она иногда помогает герою, иногда не помогает, от нее особой активности никто не ждет. Все решает мужчина, ни о каком матриархате и самостоятельности женщины здесь не идет и речи. Зададимся вопросом: откуда тогда Бахофен взял идею гинократии, которую впоследствии Энгельс подал как идею матриархата?

Самый известный пример у нас — «Орестея» Эсхила: эринии говорят, что Клитемнестра не была в родстве с мужем, которого убила, поэтому убийство мужа несущественно, а вот убийство матери, самого главного кровного родственника, страшно наказывается. Вот это считается отголосками матриархата. Это не отголоски матриархата, это счет родства по материнской и отцовской линии, но ни с какой властью он не связан. Но Энгельс же это прописывает как «материнское право», и советская наука за ним хором повторяет. Заметьте, что образ эриний сам по себе малоприятен. Будем мы проходить вавилонскую мифологию, там женское чудовище Тиамат. Дойдем до финской «Калевалы», там Лоухи — хозяйка Похьелы, тоже главный враг. В русской народной сказке типа «Иван Быкович», где герои сражаются с многоглавыми змеями, выходящими из моря,и с некоторыми усилиями этих монстров побеждают, то потом на героев нападает исполинская свинья, она разевает пасть от земли до неба — это мать змеев. Герои, которые только что победили трех змеев, от этой свиньи удирают без оглядки. Вот вам монстр! Правда, потом пара божественных кузнецов с ней справляются, но сами герои от нее могут только «отступать на заранее подготовленные позиции», опрометью. Таких вот жутких монстрих вы найдете по разным мифологиям столько, сколько захотите. Вот такая фобия, вот какой образ женского персонажа как воплощение смерти, но — ни о каком матриархате как о социальной структуре эти образы не свидетельствуют.

Завершая разговор о матриархате, я хочу подвести к одной простой мысли. Вот, скажем, есть роман Тургенева «Накануне», где жил да был Инсаров, болгарин, борец за независимость родной страны, и не брала его ни пуля, ни сабля турецкая, ни самый страшный турок. Влюбился Инсаров в русскую девушку Елену, поехал на курорт и там умер. А она отправилась в Болгарию всех турок перебить. Оцените ситуацию. Жил-был нигилист Базаров, тоже ничего его не брало, влюбился в Одинцову, порезался об тифозного мужика и помер. Тургенев очень точно отражал фобию, которая была в современном ему, не только русском, но и европейском, обществе: женщина перестает быть придатком домашнего очага, становится самостоятельной личностью. Как всякая новая, эта идея вызывает ужас. Каковой ужас в сюжетах «Накануне» и «Отцов и детей» и воплощен. Посмотрите на Елену из «Накануне» и на Одинцову из «Отцов и детей» как на варианты этой самой ТиаматЬ (извиняюсь за каламбур). Только Тиамат в финале порубили на кусочки, а этим дамам ничего не сделается.

И вот эту же самую культурную фобию второй половины XIX века воплощает Бахофен в своем сочинении, и ее подхватывает Энгельс. Для параллели оцените такое явление, как романы про бунт машин, которые все приходятся на начало XX века, когда машина начинает входить в жизни обычного человека и ее боятся. Сейчас — кому нужен роман про бунт машин? Эти страхи перед новым могли воплощаться не только в произведениях искусства, каковыми являются романы, но они могли воплощаться и в научных концепциях. Это сейчас идет плавно наступающий матриархат. Кто разбирается в политике — посчитайте, сколько нынче министров обороны (!) в европейских странах — женщины. Мне показывали фотографию — их там десяток сидит! Валькирии. Современные, не из мифов. И прочие Маргарет Тэтчер... Где у человечества матриархат, я вам скажу четко: впереди. К нему идем. Хорошо это или плохо — без комментариев, но в современной европейской цивилизации женщина имеет гендерное преимущество.

На этом вопрос о матриархате мы закрыли, полагаю, плотно и надежно.

Источник