Тут ничего нету

Сюда выводятся комментарии

Сюда выводятся даилоговые окна

About company (eng)
Поиск Карта сайта Обратная связь Зарегистрироваться Войти

Пресса о нас

По панку. Шесть книжных новинок недели

Лекции о По и Лавкрафте, классика панк-критики, шестидесятники глазами Дмитрия Быкова, разврат в эпоху Ренессанса, завещание Зигмунта Баумана и первое исследование творчества Комара и Меламида. Иван Напреенко выбрал самые интересные книги, вышедшие в последнее время.

Оксана Разумовская. По. Лавкрафт. Кинг. Четыре лекции о литературе ужасов. М.: РИПОЛ классик, 2019

Оксана Разумовская — специалист по английской литературе, зарекомендовавший себя исследованием личности Шекспира «Человек на фоне культуры и литературы». На этот раз в фокусе внимания жанр готического романа. Автор прослеживает, как сквозь века шлифовалось искусство рассказывать страшные истории, постепенно превращаясь в один из главных эстетических моторов масскульта. На вопрос, который напрашивается, — почему фамилии в названии три, а лекции четыре, — ответ следующий: первая посвящена страху в культуре в целом — истории о том, как осваивалась и приручалась эмоция, составляющая, по словам автора, основу и канву жизни.

«Предельно натуралистичная картина, составленная из повседневных, обыденных элементов, напоминает читателю о том, что зло может быть вполне вещественной, приземленной частью нашей жизни, лишенной лавкрафтианского барочного размаха или мистического ореола классической готики; чтобы столкнуться с ним, не обязательно отправляться в экспедицию на край света или выискивать в древних книгах зловещие заклинания. Один из фирменных кошмаров у Стивена Кинга, немыслимый в творчестве его предшественников и учителей, но понятный и близкий современным читателям, — это индустриальный ужас восставших против власти человека, своего творца и хозяина, вещей: оживают и выходят из-под контроля машины («Кристина», «Грузовики», «Грузовик дяди Отто», «Миля 81», «Почти как „бьюик”»), техника («Давилка», «Газонокосильщик»), игрушки («Поле боя», «Клацающие зубы»,«Обезьяна»). Здесь жуткое (в его фрейдистской интерпретации) умножается на промышленный масштаб и апокалиптический характер подобной катастрофы, подразумевающей, что даже столетия технического прогресса не приблизили человека к вожделенному статусу властелина вселенной; напротив — окружив себя удобными предметами, незаменимыми безмолвными помощниками, человек сделал себя еще более беспомощным и уязвимым перед лицом недружелюбного мира».

Источник


Автор: Иван Напреенко