Тут ничего нету

Сюда выводятся комментарии

Сюда выводятся даилоговые окна

About company (eng)
Поиск Карта сайта Обратная связь Зарегистрироваться Войти

Пресса о нас

12 примечательных книг

Андрей Тесля. Русские беседы: уходящая натура

тесляВышедшая в серии «Русские беседы» сборник рассказывает не сколько о различных исторических и культурологических событиях и их персонажах, сколько о том, как отмечает Тесля, связано с переменами и тем, что происходит в ожидании и переживании.

Первый материал – «Наставник реакции» — посвящен Жозефу де Местру. Далее – «Конец старого мира» — рассматривает сущность европейской цивилизации до начала Первой мировой войны и отчасти – формировании новой аристократии – капиталист «врастал в землю и мыслил себя «фабричным бароном», «рыцарем капитала», обзаводясь своим укреплением, вокруг которого размещались (как в старину лепились к замку постройки крестьян) жилища его работников…».

Затем следует анализ Первой мировой – первой полноценной войны нового типа, аспектов теорий М. Бакунина, сочинений Гончарова, Писарева, Лаврова и приложения, первое из которых – «О любви к городам», стартующее с размышлений о Риме.

«И насколько различно воспринимается история в этих городах. В Риме прошлое отстоит от тебя, оно настолько огромно, что ты, как паломник перед грандиозной статуей Константина Великого, можешь лишь смотреть снизу вверх, переживая трепет от совпадения твоего физического пространства с этим пространством величия, но эти пространства не сливаются, напротив, все создает дистанцию, которую ты можешь забыть, бродя по ночному городу или сидя в кафе, но которая неизменно восстанавливается, поскольку сам город веками строился – сознательно и бессознательно – как пространство величия, то есть того, что требует восхищения, покоящегося на отстранении – не ты отстраняешься, отстраняют тебя. И, напротив, в Стамбуле или в его ровеснике, такой же греческой колонии, основанной на противоположной стороне от метрополии, в Неаполе историю ты не созерцаешь, а живешь среди нее. В Неаполе итальянские семейства, целиком заимствованные из фильмов 1960-х годов, живут в домах, на которые пошли какие-то римские руины, рядом – башня, в которую местный рыцарь в XIV веке то ли из любви к прекрасному, то ли сочтя подходящим оберегом, а может быть, по сочетанию мотивов, включил в кладку пару эллинистических барельефов, возможно – с надгробных камней. В Стамубле, как и 500 лет назад, в Байрам жизнь после захода солнца кипит на Ипподроме, где днем туристы, как и во времена Нерваля и Готье, все так же пренебрегают обелиском Константина Багрянородного, любуясь обелиском, воздвигнутым префектом Феодосия, и недоверчиво смотрят на дельфийских змей, сплетшихся в память победы при Платеях и потерявших головы в последний год XVII века». Нить повествования ведет в Петербург, на Дальний Восток, Пекин.

Источник