Тут ничего нету

Сюда выводятся комментарии

Сюда выводятся даилоговые окна

About company (eng)
Поиск Карта сайта Обратная связь Зарегистрироваться Войти

Пресса о нас

Слон-рецидивист стал дауншифтером

Мальчик-циркач, который спал в спичечном коробке, зарисовки со странными персонажами, история русского национализма и еще одна книга о мальчике-циркаче, только совсем уж абсурдная: встречайте очередной выпуск рубрики «„Горький” в „Лабиринте”». Сегодня речь пойдет о книгах Эриха Кестнера, Веры Инбер, Андрея Тесли и Антона Сои.

9785386123512 Андрей Тесля. «Истинно русские люди». История русского национализма. М.: РИПОЛ Классик / Панглосс, 2019

Кандидат философских наук Андрея Тесля, исследующий эволюцию общественной мысли, считает, что все известные науке попытки сформулировать идеи национального самосознания сводились либо к стенаниям об упущенных возможностях прошлого, либо к разговорам об огромных возможностях будущего. Тесля делает краткий обзор этих попыток, объясняя, как российская власть использовала термин «нация» на разных этапах своего существования.

Курс лекций, который лег в основу книги, — это рассказ о ключевых событиях в русской истории и об идеологах, которые по следам этих событий предлагали новые доктрины формирования русского общества. В ответ на польское национальное движение Александр I задумывает глобальное административное переустройство Российской империи, а украинское национальное движение своими амбициями вообще ставит в тупик имперскую бюрократию. Поражения, понесенные в 1805–1807 гг., толкают государство на поиски «средств общественного сплочения» — и здесь наибольший вклад вносят государственный деятель Федор Ростопчин и публицист Сергей Глинка. Шишков и Карамзин спорят об отношении к декабристам, а читатели «Истории государства Российского» заочно спорят с автором о том, кому принадлежит эта история: царю или народу. Диспуты славянофилов и западников сходят на нет, когда в 1860-х годах приобретает важность «общественное мнение» и когда можно услышать призывы к отказу от сословий, «поскольку больше нет сословий, а существуют только русские».

Автор подробно останавливается и на тех героях, которые осмысляли вопросы империи и нации в своих сочинениях (к примеру, философы Петр Чаадаев и Владимир Соловьев, а также издатель Михаил Катков, автор целого проекта по нациестроительству), и на тех, кому приходилось воплощать идеи в законах — от министра просвещения Сергея Уварова до правоведа Константина Победоносцева, главного идеолога реформ Александра III. У каждого из них были собственные ответы на вопрос, который остается открытым (и спорным) до сих пор: какой именно критерий считать главным связующим звеном русской нации — православие, принадлежность к русской церкви, подданство или культурную принадлежность.

Источник