Тут ничего нету

Сюда выводятся комментарии

Сюда выводятся даилоговые окна

About company (eng)
Поиск Карта сайта Обратная связь Зарегистрироваться Войти

Пресса о нас

Впереди взросление

Время от времени есть смысл поглядывать на подростковую литературу. Хотя бы для того, чтобы понять, какой читатель придет на смену нынешнему, или, иначе говоря, какого читателя нам готовят авторы и издатели...

scale_1200 Арнольд Д. Детки в порядке/ Пер. с англ. П. Денисовой. - М.: РИПОЛ-классик/ Пальмира, 2019. - 352 с.

Литература издавна спекулировала на смерти и любви. И в этом смысле в ней, к сожалению, мало что меняется. На дворе XXI век и победа гуманизма, а писатели все также ловят читающую публику на старую приманку. 

Кстати о гуманизме. Благодаря его повсеместному распространению, стало принято писать о людях слабых и страдающих. Современная литература полюбила боль и травму. Прибавила к привычному ряду бедных людей, униженных и оскорбленных, мигрантов и разного рода болящих, стыдливо определяемых «с особенностями развития». Так сформировалась стандартная литературная картинка – история любви, с примесью страданий и обязательным присутствием этнических и разных прочих меньшинств. Так возник типовой набор требований к ценностным ориентациям: воспитывать толерантность и ориентацию на сотрудничество.

«Детки в порядке» из громадного массива подобного рода литературы исключением не являются. Арнольд, не мудрствуя лукаво, собрал в своей книге все, что нынче требуется. Традиция плюс современность: детки-сиротки, первая несмелая любовь, побег из дома, домашнее насилие, новые друзья, добрые мигранты, семья и пресловутая, ощущаемая незаживающей раной память о потере, с которой надо расстаться. 

По всем правилам из всего этого должно было бы получиться нечто в духе михалковской басни «Слон-живописец»: «И Нил, и дуб, и огород, и даже – мед!». Однако ядреный концентрированный состав читательского аппетита не портит.

Вроде бы перед нами типовая жалостливая история. Вик, парнишка с широко открытыми глазами (я думаю это и метафора тоже), не может пережить смерти любимого папы. А тут на подходе у мамы новый ухажер, который умершему отцу, понятное дело, в подметки не годится. Как можно променять святое на такое? Тошно, что и говорить. 

Побег из дома, в который готовы вселиться Фрэнк и пара его сынков, неизбежен. Но это не просто акт эскапизма, Вик решает совершить с урной, где лежит папин прах вояж по местам маминой и папиной любовной славы, распыляя по завету отца прах там, где это следует. Одному выполнить такое квестовое задание не по силам. Но для чего еще существуют друзья? Баз и его команда, тимуровцы на американский лад, прямо как в повести Аркадия Гайдара приходят на помощь. А тут еще Вик встречает Мэд, и новая любовь расцветает поверх старой, родительской.

В пересказе смотрится довольно карамельно. Поэтому Арнольд вставляет все эти брильянтовые россыпи подростковой романтики в детективное обрамление. Да еще излагает в несколько разъезжающейся нестабильной рваной манере. Но и этим дело не ограничивается.

«Детки в порядке» - не только любовная история, и не только рассказ о семейных корешках. Чем ближе книга к концу, тем больше ты понимаешь, что за ними проглядывает тема подлинного человеческого братства. И дело здесь не только в призраке Сьюзен Хинтон, витающем над всей книгой («закат ведь у нас общий»), но и в совершенно неожиданном христианском развороте книги. 

Большую часть повествования, подчас бессюжетного, где задача распределения папиного праха отступает на второй план перед описанием вроде бы бесцельно слоняющейся и болтающей между собой группы ребят, читатель тоскует по более яркому «Москитолэнду». И совершенно напрасно. Потому что Арнольд написал совершенно другую книгу. С благодарностью и почтением к «Изгоям» Сьюзаны Хинтон, с хорошо знакомыми милыми нашему сердцу гайдаровскими мотивами и мощной евангелической составляющей.

Если же говорить в целом, то у Арнольда получилась не просто отличная подростковая книга, а блестящее введение в стилистику и проблематику современной взрослой литературы.

Источник


Автор: Сергей Морозов