Тут ничего нету

Сюда выводятся комментарии

Сюда выводятся даилоговые окна

About company (eng)
Поиск Карта сайта Обратная связь Зарегистрироваться Войти

Пресса о нас

Современный европейский детектив

О детективных новинках из Европы, половом равенстве и криминальных загадках рассказывает литературный критик Сергей Морозов.

В далекие советские годы, когда детективов было мало, любили у нас издавать сборники, в которые включали разных авторов по национальному признаку. Но нынче времена иные, нации не в моде, Европа давно объединилась, так что впору составлять воображаемый общеевропейский сборник. Каков он, современный среднестатистический европейский детектив? Попытаемся разобраться, обратившись к новинкам, вышедшим в разных издательствах в последние месяцы.

Грязное скандинавское прошлое 

1793_cover Натт-о-Дагг Н. 1793. / Пер. со швед. С. Штерна. — М.: РИПОЛ классик, Пальмира, 2018 — 496 с.

Грязь, слякоть, кругом дерьмо и блевотина. Да и народ подобрался соответствующий. Добро пожаловать в скандинавский детектив! «1793» — роман исторический, так что процент нечистот и человеческого свинства вырастает вдвойне. Стокгольм конца XVIII века производит удручающее зрелище. Но все же труп с отсутствующими конечностями, плавающий по водам даже на таком неприглядном фоне производит шокирующее впечатление. Ни ног, ни рук бедолаги по близости не наблюдается — их отрезали еще при жизни.

Впрочем, горожане настолько черствые, что всем наплевать. Делать нечего, разузнать о судьбе погибшего, его личности становится делом чести для шведской версии Корморана Страйка — Микеля Карделя (в отличие от английского коллеги у него отсутствует рука), и загибающегося вконец Сесила Винге. Два ущербных физически, но здоровых душевно человека становятся нашими провожатыми по кругам стокгольмского ада, и приведут нас в итоге к дьяволу, который способен так измываться над человеческим существом.

Главным достоинством, он же и недостаток, тут с какой стороны смотреть, романа является чрезмерная дотошность автора. Это касается как исторических деталей (читатели, к примеру, подробно ознакомятся с тонкостями медицинского искусства и тюремной жизни), так и происходящего в романе в целом (будет рассказ убийцы, история жертвы, повесть невольного палача). Мы ведь привыкли к тому, что преступление довольно часто описывается нам в нескольких абзацах. Натт-О-Даг уделяет достаточное внимание как расследованию, попутно вводя нас в обстоятельства, его сопровождающие, так и вызреванию плодов преступной деятельности. Он увлечен судьбами своих персонажей. Поэтому перед нами не столько привычные типажи преступников, жертв, невольных соучастников, но люди с поломанными судьбами, зажатые в тиски обстоятельств, пленники собственных страстей и ложных подозрений. Роскошный исторический антураж, внимание к внутренней жизни героев, отличает роман Натт-О-Дагга от типичных представителей жанра.

Но, ничего не попишешь, детективная составляющая оказывается в «1793» несколько ослаблена. Издатель дал довольно точную характеристику тексту — «история одного убийства». Роман представляет собой скорее криминально-историческую хронику. А уж хорошо это или плохо — судить самому читателю.

Источник


Автор: Сергей Морозов