Тут ничего нету

Сюда выводятся комментарии

Сюда выводятся даилоговые окна

About company (eng)
Поиск Карта сайта Обратная связь Зарегистрироваться Войти

Пресса о нас

Николай Александров: Летом люди чаще ищут чтения развлекательного...

978-5-386-10900-4 Рубрика «Порядок слов» с литературным критиком Николаем Александровым.

Юрий Коваленко: Ну а сейчас наша постоянная рубрика "Порядок слов". Узнаем у ведущего Николая Александрова, что читать этим летом.

Тамара Шорникова: Мы начинаем собирать книги в отпуск – звоните и рассказывайте, что вы берете с собой в дорогу. Здравствуйте, Николай.

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Николай Александров: Здравствуйте. Сегодня скорее обозначение тем, разумеется. Понятно, что, наверное, в течение ближайшего времени эта летняя тема, отпускное чтение, будет так или иначе нас сопровождать.

Юрий Коваленко: Вы не традиционно с пятью книгами пришли, а вы с небольшими книжками, которые удобно в чемодан влезают.

Николай Александров: Да, конечно, хочется побольше рассказать…

Тамара Шорникова: Видимо, рассчитано на отпуск педагога, такой продолжительный.

Юрий Коваленко: Внеклассное чтение.

Николай Александров: В данном случае книжки самые разные по тематике, вы увидите.

Начнем мы с футбола, откликаясь на актуальность, на матч Саудовской Аравии и Уругвая, где был счет 1:0 в пользу Уругвая, сейчас я не знаю какой, может быть, уже 2:0. "Любовь. Футбол. Сознание", – так называется эта книга, Хайнц Хелли, замечательный швейцарский автор. Футбол здесь присутствует вне всякого сомнения. Во-первых, посмотрите, это крайне удобная книга, для того чтобы читать ее в пути, в дороге, в самолете, например, ее легко можно прочесть; в самолете, правда, по-особенному читаются книжки, иногда вовсе не читаются, но в поезде уж точно можно. Она такого удобного формата, написана она легко. Несмотря на то, что вот так странно заявлена тема, в принципе тематика, общее содержание этой книги вполне понятно и доступно: молодой человек, философ, кстати говоря, по образованию отправляется в Нью-Йорк то ли на стажировку, то ли для того чтобы продолжить учебу. Во-первых, он пытается разобраться со своими любовными историями, взаимоотношением с любимой женщиной; во-вторых, он понимает, что ему совершенно не нравится философия и то, чем он будет заниматься, поэтому он как-то странно переживает то, что с ним происходит в Нью-Йорке. И с гораздо большим удовольствием он предается воспоминаниям о футболе, о всяких эпизодах, которые связаны с его детством, ну а плюс к тому сидит в баре и смотрит футбольные матчи. Я думаю, что многие понимают, что вот этот месяц, конечно, даром не пройдет для довольно большого количества…

Юрий Коваленко: Футболист, философ, сорвиголова в одном человеке – оригинально.

Николай Александров: Да-да. Ну а плюс к тому затрагиваются на самом деле вполне такие серьезные, актуальные даже не для молодого человека темы: кто такой я, что такое сознание, чем мне заниматься в этой жизни, каким образом мне вообще выстраивать отношения с людьми, друзьями, любимыми и так далее. Повторяю, написана она совсем не депрессивно, достаточно легко. Любовь, футбол… Футбол оказывается скорее таким обрамлением любовной истории, и плюс к тому, конечно же, это истории самосознания.

Ну а теперь, собственно, приступим к дачно-летнему чтению. Я думаю, что огромное количество людей проводит время на даче. Для кого-то дача является призванием, хобби, вообще просто радость и рай; кто-то, может быть, вспоминает дни на огороде с совсем другим чувством, особенно, я думаю, какие-нибудь дети и подростки, когда их заставляют поливать, пропалывать и прочее.

Юрий Коваленко: Да, очень мало у нас людей на даче в гамаке лежа читают книги.

Николай Александров: Нет, конечно, я понимаю, что, наверное, бум огородничества уже прошел, уже все-таки позади, уже мало кто выращивает картошку, как еще 20 лет тому назад, когда это было такое очень важное занятие. Но, может быть, кто-нибудь и предается.

Тамара Шорникова: На самом деле много.

Николай Александров: Много, да?

Тамара Шорникова: Проезжая по регионам, знаете, огород есть не только в частном доме, но и буквально у двухэтажек, у трехэтажек разбиты у всех свои полисаднички, не в промышленных масштабах, но выращивают.

Николай Александров: Но дачные участки все равно меняются. Я понимаю, что, может быть, в большей степени речь идет о столичных регионах, там даже, где присутствует огород, присутствует еще и сад, я уж не говорю о всяких газонах, но иногда и разные другие усовершенствования вот этой территории рядом с домиком или домом иногда достаточно большим. "Изгнанные в сад" – так называется эта книга, Тата Олейник. Это такое руководство, пособие для не начинавших огородников. Понятно, что здесь существует множество самых разных рекомендаций: правила, чего можно избежать, чего не стоит делать. Я, например, узнал, что ни в коем случае не стоит делать такой искусственный водоем, когда вкапывается некая искусственная ванночка какая-нибудь пластиковая, таким образом прудик получается небольшой.

Тамара Шорникова: А почему?

Юрий Коваленко: Почему?

Николай Александров: Видимо, потому что это искусственно, потому что там вода чувствует себя совершенно по-другому…

Юрий Коваленко: То есть это садово-огородный этикет.

Николай Александров: Когда-то с моим другом, а ныне великим ученым Алексеем Владимировичем Тельновым мы в шутку… У нас были некоторые программы, одна из них как раз была посвящена огородничеству и садику: мы предлагали, поскольку основная почва под Москвой суглинок, сделать водоем из глины, потому что ее легко превратить практически в такую керамическую вазу, предлагали утюгом прогладить стенки, для того чтобы вода никуда не девалась. Но это были… Дальше, кстати говоря, были рекомендации уже от биолога Тельнова, какой живностью следует этот водоем заселить, начиная от тритонов и лягушек и завершая разного рода рыбами, даже капибару мы советовали. Но таких советов в этой книжке нет. А вот какие растения сажать, как за ними ухаживать, что легче всего посадить, что легче всего приживается, что не требует усилий, а в то же время украшает приусадебный участок, – вот здесь эти рекомендации есть. Ну и довольно легко читается эта книжка. Сделана она, конечно, по западному образцу, потому что это истории, советы, правила и так далее.

Тамара Шорникова: Будем профессиональные советы перемежать советами от зрителей. "Михаил Пришвин, "Кладовая солнца". Мне нравится эта книга, потому что она учит трудолюбию и заботе", – Максим, 12 лет, Самарская область, что читает сейчас.

Николай Александров: Ну да. Если учитывать, что Михаил Пришвин как раз за городом большую часть времени проводил, пришвинский музей теперь существует, конечно же, это совершенно особенное чтение.

Понятно, что летом очень часто особенно на отдыхе или на даче люди ищут чтения развлекательного. Не так много отечественных приключенческих романов, которые поносит захватывают читателя. Вне всякого сомнения Борис Акунин является одним из тех авторов, в котором можно быть уверенным абсолютно: любая книга Бориса Акунина все равно написана на каком-то уровне, соответствует кому-то стандарту. Она может нравиться, не нравиться, быть хуже или лучше, но тем не менее…

Тамара Шорникова: …скучно не будет.

Николай Александров: …скучно не будет уж точно абсолютно. Я напомню, что относительно недавно вышел последний фандоринский детектив, который тем не менее называется "Я не прощаюсь". А вот совсем недавно вышла книга (буквально только что) Бориса Акунина "Ореховый Будда". Я напомню, что помимо "Истории Российского государства", которую пишет Борис Акунин, он эту серию дополняет своими беллетристическими произведениями, которые связаны с той или иной эпохой. В данном случае несмотря на странное название ("Ореховый Будда") это петровская эпоха, начало царствования Петра. Действие переносится из Амстердама в Москву, затем в Петербург. В основе фигурка Будды, маленький, в ладошке помещающийся ореховый Будда, который оказывается святыней для японцев, разумеется. И здесь, конечно, все фирменные приемы Бориса Акунина использованы в этом романе, поэтому читатель найдет уже для себя много знакомого. Но с другой стороны, когда мы чего-то ожидаем от автора и эти ожидания оправдываются, иногда никаких отрицательных эмоций читатель от этого не испытывает.

Я почему об этом говорю? – потому что, конечно же, Япония, конечно же, ниндзя, которые пытаются возвратить этого орехового Будду, здесь присутствуют, и забавно, как они вписываются вот в этот пейзаж европейский и российский XVIII века. Ну а плюс там, конечно, Петр, Петербург, стрельцы, религиозные волнения и так далее, все это существует. Но так же, конечно же, как всегда Борис Акунин один из тех авторов, который умеет выстраивать необыкновенно драматичные действия, поэтому он сразу же прочитывается, сразу же захватывает. Плюс к тому, конечно, в последнее время Борис Акунин позволяет себе или считает нужным просвещать своего читателя, поэтому там, где появляются какие-то реалии неожиданные, незнакомые слова на голландском, на немецком, иногда даже на русском, идет комментарий, слова эти выделены курсивом. Так что это чтение, с одной стороны, развлекательное, с другой стороны, это погружение в петровскую эпоху и плюс к тому, конечно же, просвещение вне всякого сомнения.

Совершенно иного рода книжка, которая уже абсолютно развлекательная. Несмотря на то, что уже существует фильм, который претендует на "Оскара" и "Золотой глобус", "Большая игра" Молли Блум, здесь что любопытно? С одной стороны, конечно же, захватывающая тема, потому что это подпольный покерный клуб, который долгое время существовал рядом с Голливудом. Молли Блум написала документальный роман, на основе которого, собственно, и был снят фильм. Но этот документальный роман преподнесен в такой беллетристической обертке, то есть все события и персонажи так или иначе связаны с действительностью, действительно автор опирается на реальные события, а с другой стороны, конечно же, это тоже настоящий приключенческий роман или роман об аферистах, как угодно. Мы знаем, что и в кинематографе в последнее время, а раньше и в литературе образ мошенника, благородного или неблагородного, был достаточно популярен, а нынче, когда мы будем вспоминать самые разные фильмы, начиная с "Аферы" и кончая, я не знаю, "Друзьями Оушена" и другими всем известными фильмами, эта тема так или иначе входит. Иными словами, это как раз то развлекательное чтение, которое, конечно, захватывает, которое любопытно просто как погружение в мир вполне реальный, вполне реалистичный вроде бы. С другой стороны, это действительно роман, который на наших глазах из этой реальности вырастает.

Юрий Коваленко: Нам продолжают поступать звонки. Нам дозвонилась Тамара из Пермского края со своим советом о том, что же почитать в отпуске. Здравствуйте, Тамара.

Зритель: Здравствуйте!

Тамара Шорникова: Слушаем вас.

Зритель: Я хочу посоветовать всем телезрителям, особенно тем, которые в данный момент находятся в беде, у которых трагедия или что-то тяжело на душе, большая беда, нерадость, грусть читать роман Толстого "Война и мир".

Николай Александров: Ура!

Зритель: Я читаю третий раз, поверьте, это спасение, спасение от всего.

Николай Александров: Ну и плюс к тому это обязательное школьное чтение, я напомню.

Зритель: Это радость, это счастье. А ведущему большое спасибо, всегда смотрю вашу программу "Порядок слов", большое спасибо, слушаю с удовольствием.

Николай Александров: Вам большое спасибо, Тамара.

Тамара Шорникова: Спасибо большое, да.

Николай Александров: Да, действительно, я как-то пытался пока не затрагивать этот груз, который лежит на школьниках, потому что это уже традиционно, особенно для старшеклассников…

Тамара Шорникова: Ну это большая, отдельная тема внеклассного чтения.

Николай Александров: Да. Понятно, что дети начинают страдать уже заранее оттого, что им придется прочитывать тома "Войны и мира", погрязать в этих бесконечных французских сносках, а еще плюс "Преступление и наказание", а еще масса, в общем, серьезных, действительно замечательных произведений. Но когда они становятся обязательным летним чтением, иногда это воспринимается как груз…

Тамара Шорникова: …краски лета меркнут.

Николай Александров: …примерно так же, как огородная повинность, как прополка грядок или поливание газонов. Тамара нас постепенно, что называется, приближает к книгам уже несколько более серьезным, которые действительно затрагивают очень серьезные проблемы, хотя элемент развлекательности существует и здесь. Ну вот шведская писательница Йенни Йегерфельд, достаточно известная в Швеции, лауреат премии Августа Стриндберга, одной из самых престижных в скандинавском мире вообще, а в Швеции в первую очередь… Немного странно, тяжеловесно и даже мрачновато начинается роман "Лежу на полу, вся в крови…" На самом деле никаких таких особых страстей не происходит, то есть на первых страницах главная героиня Майя, которая выпиливает полку для своей мамы, случайно электропилой отрезает себе кусочек большого пальца, – это самая страшная и экспрессивная сцена в романе.

Юрий Коваленко: Вы взяли и раскрыли всю интригу.

Николай Александров: Нет, это только начало, только завязка, просто это первые страницы романа.

Тамара Шорникова: Страшно подумать, до чего дойдет.

Николай Александров: А вот дальше начинается история, которая не связана… Дальше выясняется, что исчезла мама Майи, с которой она ездит, она живет с отцом, раз в две недели они приезжает в дом к матери. Она не может ей дозвониться, у мамы должен быть день рождения. Она приезжает к ней домой, ее не находит. Собственно, это и завлекает читателя, почти такая детективная интрига. Но на самом деле никакого криминала здесь не существует, а здесь проблемы совершенно иного рода, вообще роман совершенно о другом. Конечно же, во-первых, это сознание подростка, понятно, что это проблема самоидентификации, собственного поиска, одиночества, взаимоотношений с одноклассниками, со школьниками, друзьями, первые влюбленности, каким образом главная героиня их переживает и так далее. Но в не меньшей степени, конечно же, это и взаимоотношения с родителями, с отцом и с матерью.

И роман несмотря на то, что он как-то так подчеркнуто, экспрессивно начинается, как часто бывает у скандинавских писателей, связан не с какими-то внешними проявлениями и страстями даже, а скорее с теми драмами, которые случаются внутри человека. И это роман о сложности взаимоотношений. Ну а если уж совсем как-то четко формулировать в одной фразе, это роман о том, что любовь гораздо больше, чем просто психология и уж тем более больше, чем медицинский диагноз или душевный недуг, потому что вокруг этого строится повествование. Я понимаю, что вообще эта тема в последнее время необыкновенно актуальна и важна, как быть, как выстраивать отношения с человеком, который по тем или иным причинам оказывается не вполне таким, как все остальные: это может быть болезнь Дауна или синдром Аспергера, как, в частности, в этой книге. Но сам роман не производит такого мрачного впечатления, наоборот, необыкновенно светлый финал у этой книжки, который позволяет как-то совершенно иначе посмотреть на весь текст и забыть о том странном, экспрессивном начале или совершенно иначе на него посмотреть, то есть на те страницы, с которых роман начинается, которые могут действительно производить такое шокирующее впечатление ли подготавливать читателя к чему-то такому страшному и ужасному, что будет происходить. Драматизм, безусловно, присутствует, драма происходит, но она совершенно иного рода.

Еще одна книга вполне серьезная, которая тоже так или иначе отсылает нас к классике. В данном случае, конечно же, это не "Война и мир", а "1984" год Оруэлла, – книга, которая теперь уже вне всякого сомнения абсолютно хрестоматийна, хотя когда-то, в советское время была запрещенной, я уж не говорю о фильме, с которого у многих начинается знакомство с этим романом. На сегодняшний день, безусловно, это такая классика антиутопии. В данном случае Буалем Сансаль написал роман, который называется "Конец света. 2084 год", ясно, что это непосредственно отсылка к Оруэллу. Кстати говоря, с этого и начинает автор, указывает непосредственно на влияние Оруэлла на себя. Но этот роман в большей степени посвящен нынешней ситуации, нынешним проблемам. Учитывая, что автор несмотря на то, что он лауреат премии Французской академии, автор алжирец, и становится понятно, какая именно тема доминирует в этом романе. Потому как это не идеология, не тоталитарное государство в таком понимании XX века, будь то нацистский или коммунистический тоталитаризм, то, к чему обращался Оруэлл, а в данном случае, конечно же, на первый план выносятся проблемы религиозного характера, религиозный фанатизм, который также может закрепостить в не меньшей степени и общество, и человека. И главный герой пытается вырваться из этого мира. Но, кстати говоря, несмотря на вот эту антиутопическую тему в этом романе тоже довольно много динамичных эпизодов, он довольно живо выстроен и по-настоящему увлекает читателя, поскольку множество приключений происходит с главным героем, самые разные события, с самыми разными людьми он встречается. И роман по-настоящему захватывает, вне всякого сомнения автор учитывает опыт не только классической антиутопии Оруэлла, но и тех антиутопических, постапокалиптических, конспирологических романов, которых появилось в последнее время множество, перечислять можно довольно много.

Ну и действительно закончим мы на классике. Это не "Война и мир", но это автор, на которого "Война и мир" оказала, конечно же, совершенно необычное влияние, главный роман Василия Гроссмана "Жизнь и судьба" даже в названии повторяет "Войну и мир". И самое главное, что он и выстроен примерно так же по тем законам, которые Лев Николаевич Толстой открывает для русской литературы. Но книга эта скорее апелляция, возвращение к Гроссману. Василий Гроссман, "Добро вам!", эта книжка вышла в издательстве "Текст". Книга эта любопытна вот почему: большой роман Василия Гроссмана "Жизнь и судьба", с которым, конечно, в первую очередь связывается его имя, заслоняет его небольшие тексты и небольшие произведения, которые не менее любопытны. Иными словами, рассказы Гроссмана практически не знают читателя, а они позволяют совершенно иначе взглянуть на творчество этого автора. И сюда вошли, во-первых, путевые заметки Гроссмана, очень любопытные, во-вторых, его рассказы, связанные как с гражданской войной, так и с Великой Отечественной войной. Ну и конечно, в контексте этих рассказов совершенно иначе прочитывается, если кто-нибудь обратится к роману "Жизнь и судьба", это эпическая книга Василия Гроссмана.

Ну а мы, разумеется, с летним чтением не прощаемся. Я думаю, что следующие выпуски будут так или иначе посвящены тому, что можно прочесть летом. И конечно же, мы отдельно поговорим о разных жанрах, о детективах в том числе, поэтому сегодня так детективная литература не представлена.

Юрий Коваленко: Ну да, действительно, лето только началось, читать еще не перечитать очень много.

У нас в гостях был Николай Александров, рубрика "Порядок слов". Большое вам спасибо.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Источник


Автор: Николай Александров