Тут ничего нету

Сюда выводятся комментарии

Сюда выводятся даилоговые окна

About company (eng)
Поиск Карта сайта Обратная связь Зарегистрироваться Войти

Пресса о нас

Забыть Хому Брута

elrey_de_hormigas Сухбат Афлатуни. Муравьиный царь. Рипол Классик, 2016.

Кстати, серия, контролируемая редактором Качалкиной, по мере моего ее прочтения, приближается для меня к эталонной картине современной (и не всем известной по причине острой ее современности) русской литературы. В этой серии далеко не всё всем, а многим – даже и большая часть не особенно понравится, но там безапелляционно всё – страшно интересно и, похоже, показательно.

Читающие люди, например, говорят, что у Сухбата Афлатуни (который на самом деле Евгений Абдуллаев, который живет в Узбекистане, и псевдоним которого остроумно переводится с узбекского как “Диалоги Платона”), есть роман глобально-обширно-сагоподобный – “Поклонение волхвов”, которым и стоит восхищаться, но я его пока не читал. 

Маленьким романом “Муравьиный царь” я, пожалуй, позволю себе не восхищаться до острого филологического оргазма, но обоснованно умеренной читательской радости он безусловно заслуживает. Эта сбивчивая и не сразу понятная история нескольких героев (кстати, вообще не узбекских), героинь и представителей сил потусторонних, которые тоже герои, но в силу своей спорной материальности – как бы не вполне полноценные. (Однако ж, вот Вий у Гоголя – вполне себе герой...) История едва начинает логически схлопываться в единую фабулу только на второй (а то и третьей) своей трети, но этим книжка и должна понравиться тем внимательным читателям, кто готов быть долго заинтригованным (с учетом того, что детективности тут нет вообще), а невнимательным придется перечитывать или смутновато догадываться о связях промеж разных частей. Но именно в различности составляющих, именно в тонких и не сразу уловимых связях между ними, в переходе от дневниковости к бытоописанию, а далее – к полнейшей фантастически-фантасмагорической чертовщине – и есть интеллектуальная притягательность. А вот в героях интеллектуальной притягательности нет – люди они обычные, но, как это нечасто, но случается, рассказ про обычных людей, сообщенный нам необычным способом – может на нас необычно подействовать. А рассказ про необычных, но плохо рассказанный – не может, но это не про здесь. Снова вспомним Хому Брута. И тут же забудем, потому что Гоголь своих персонажей помещал в строго обсуловленные условной, но логикой сюжета, которую в гоголевском смысле узбекские диалоги Платона не наследуют – что и хорошо.

Источник


Автор: Стас Жицкий