Тут ничего нету

Сюда выводятся комментарии

Сюда выводятся даилоговые окна

About company (eng)
Поиск Карта сайта Обратная связь Зарегистрироваться Войти

Пресса о нас

В московском издательстве вышла книга Александра Бушковского

bushkovskiy Сборник «Праздник лишних орлов» был представлен недавно на литературном фестивале «Красная площадь».

Предисловие к книге написала известный литературный критик Валерия Пустовая, назвавшая его «Мужская доля». Она пишет о героях Бушковского так:

«Последние настоящие мужчины, не добитые алкогольной зависимостью, локальной войной, криминализованным обществом и друг другом».

Валерия Пустовая считает Бушковского «одним из немногих сегодня бескомпромиссных и зрелых реалистов, не растерявших, однако, мальчишеской, книжной, идеалистичной веры в чудо». 

В книгу, увидевшую свет в издательстве «РИПОЛ классик», вошли повести «Праздник лишних орлов», «Дикие гуси», «Индейские сказки» и рассказы, в числе которых «Страшные русские»,  «Радуйся!»«Земфире»«Как сплести канатик», хорошо известные читателям.

Вошел в сборник также диалог «Простые аккорды» между Александром Бушковским и редактором Анной Воздвиженской. На вопрос «Но ведь известность вам принесла военная проза?» Александр Бушковский отвечает:

«Не знаю, о какой известности вы говорите, Аня, но это плохая известность. Война дурно пахнет. Я устал не только писать, но и читать про войну. Пусть это выгодная тема, но это слишком тяжело для нормальных людей. Говорить о войне — только очки себе набирать. Я писал о ней, наверное, потому, что надо было выговориться. А теперь хватит. Мне скорее интересно то, какие перемены происходят с человеком в экстремальных ситуациях… Мне важно, о чем думают и как себя ощущают мои близкие или интересные мне люди, ощущение себя как мыслящего существа».

Откликнулся на книгу критик Александр Чанцев рецензией «Друг Каин», назвавший Бушковского последним реалистом. Обозреватель Rara Avis пишет:

«Этот сборник рассказов — коллекция крайних состояний, когда человек или ломается, как тонкая ветка, или разгибается, как лук со спущенной стрелой. Вот буквально несколько первых — от зарисовки до новеллы: смерть, тюрьма, монастырь, зона, армия, смерть.

И старомодно отживших по нынешним временам понятий — родства, военного братства. Но больше всего — дружбы, которая — превыше всего. «Только дружба, Саня. Если бы Каин дружил по-настоящему с Авелем, разве он убил бы его? Давай за это выпьем, чтобы между нами выше дружбы ничего не было. Ни денег, ни девок, ни обид». Ничего и нет».

Сейчас Александр Бушковский завершает работу над своим первым романом.

Источник