Тут ничего нету

Сюда выводятся комментарии

Сюда выводятся даилоговые окна

About company (eng)
Поиск Карта сайта Обратная связь Зарегистрироваться Войти

Пресса о нас

Отрисовка с Александром Великим

Мария Разлогова в своем отчете отметила: «На презентации «The Голоса» Додолев предупредил, что, строго говоря, это не столько книга о Градском, сколько книга самого Градского, так как значительную часть текста составляют статьи и интервью маэстро. То есть все, что Александр Борисович надумал и успел озвучить более чем за 15 лет общения со СМИ, было заботливо собрано и тщательно проанализировано. Поэтому благодаря книге можно оценить не только объемную и пеструю картину творческого пути выдающегося певца, поэта и композитора, но и нюансы интеллектуального развития рок-легенды. Особую ценность представляют ремарки Градского на полях — АБ украсил рукопись своими комментариями непосредственно перед ее отправкой в печать».

На презентации не обошлось без разговоров о политике. Один из первых вопросов, заданных Александру Борисовичу, был фактически об отношении музыканта к президенту Путину:

– А вы могли бы оказаться в роли «Саши-музыканта»?

Имелся в виду демарш «Юры-музыканта» на встрече с Путиным. Андрей Архангельский тогда писал: «Шевчук протестовал против «всего сразу»… То же самое повторилось и на ставшей уже легендарной встрече с Путиным: те, кто знает Шевчука, были приятно поражены тем, что Шевчук разговаривал именно так, как он обычно общается с журналистами или публикой. Он всегда отталкивается, «разгоняется» именно с абстрактных тем, общих посылов о свободе или справедливости. Обмен любезностями между Путиным и Шевчуком («Кто вы, представьтесь, пожалуйста».— «Юра Шевчук, музыкант») на самом деле не так уж абсурден: реплику Путина можно было истолковать и как намек на отсутствие Шевчука в телевизоре, что с точки зрения власти равносильно физическому отсутствию и забвению».  

Градский достаточно решительно высказался. Пояснил, что считает поведение младшего коллеги не вполне корректным и заявил, что у него лично с властью у него как бы нейтралитет:

– Они меня не трогают, а я – их.

Свои «пять копеек» (по его собственному выражению) вставил в разговор и Додолев, который напомнил собравшимся, что «без Градского не было бы Шевчука и прочих» и заметил, что в новой книге подробно рассказано и о конфликтах героя произведения с коллегами-конъюнктурщиками и о разборках с КГБ СССР,  которые были чреваты действительно серьезными последствиями (в отличии от выпадов а-ля-Шевчук). Следует заметить, что согласно знаменитому оперу «Гоблину», лидер рок-группы ДДТ отказался от участия в оппозиционных акциях, объяснив это тем, что в какой-то момент перестал понимать, за кого голосуют на этих мероприятиях. Шевчук считает, что оппозиции сегодня нужны другие лозунги, простое «долой Путина» уже не работает. «А потом что? Гитлер придет?» — задается вопросом некогда оппозиционный музыкант.

Нельзя не отметить, что тема «Юру-музыканта» отмечалась (пусть и по касательной) в других книгах Евгения Юрьевича Додолева; в одной из своих колонок в «Однако» он вспоминал:

«Увязнув в сетевой ЖиЖе, невозможно отойти в сторону согласно старинному тезису «Моя хата с краю». Волей-неволей приходится корректировать все свои действия, понимая, что у кого-то «все ходы записаны». Пример? После того как «Юра, музыкант» задал пару вопросов премьеру, фамилию «Шевчук» уже неможно употреблять без учета этого фрагмента агитпроповской биографии Эрэфии. Так я, допустим, вынужден был вымарать из уже готовой рукописи «TVlution» эпизод с описанием скандальной сцены, где нетрезвый лидер ДДТ пытался дать в репу лидеру «Любэ» на закулисной пьянке, посвященной выпуску «Черного альбома» квартета «Кино» в январе 1991 года. Мне стало как-то неловко опускать питерского музыканта в контексте его противостояния «кровавому режиму». Замечу: Николай Расторгуев на тот момент ни разу не был едросом, лауреатом премии ФСБ, орденоносцем и, прости Господи, депутатом. Да и сама-то группа «Любэ» была придумана Игорем Матвиенко за год-другой до нервного инцидента, зрителями коего были все гости той приватной вечеринки в МДМ… Одна знакомая жаловалась, что даже не осмелилась в полный рост проехаться по Полу Дэвиду Хьэстону (известному как Боно) и последним гастролям U2, поскольку, спев дуэтом с Шевчуком песню Боба Дилана, ирландский русофоб & упорный атлантист стал как бы неодиссидентом… Талант не облагораживает своего носителя. И мой персональный багаж знаний позволяет декларировать, что я Юрий-Юлианычу не верю. Ну а власти я просто по долгу профессиональному обязан не доверять. Однако я не понимаю, отчего лично я должен делать выбор между Кремлем и оппозицией, если не верю ни тем, ни другим? Когда «Предчувствие гражданской войны» звучало в первый раз, я искренне присоединился. Был, как и многие коллеги-репортеры, пассионарным хунвейбином перестройки, пушечным мясом информационной войны. Нам тогда казалось, что мы отнимаем власть у тупых мракобесов. Но не все знали, что отдадут ее смышленым ворам. Смешно вспоминать, как в 1989 году грамотный ТВ-менеджер устроил разнос ведущему «Взгляда» за то, что в эфир культовой программы был втиснут клип ДДТ «Революция» (зашифрованный в верстке как невинный фрагмент фильма Алексея Учителя «Рок»): сейчас этот ведущий в руководстве крупнейшего телеканала, а начальник, сурово на него наезжавший, руководит другим каналом».

Однако, в целом первая книга о Градском посвящена именно певцу и композитору, общественная деятельность советского рок-первопроходца упомянута на страницах «The Голоса» вскользь, его политические воззрения не анализируются, поскольку обильно представлены высказывания самого персонажа: и в качестве прямой речи в том числе. В книге собрано, напомним, много статей Александра Борисовича, который, как оказалось, писал не только музыку, стихи, либретто, рецензии и эссе, но и баловался публицистикой самого высокого полета:  одна из глав представляет собой копипасту газетной полосы додолевского «Нового Взгляда», для которого Градский летом 1993 года написал политический прогноз с элементами аналитики. По словам Додолева, именно на этот фрагмент издания его герой обратил внимание посетившего презентацию Михаила Леонтьева.

В целом книгу можно охарактеризовать как неожиданную и долгожданную. Ее действительно ждали поклонники таланта и там действительно масса удивительных деталей, наблюдений, выводов. Конечно, автор несколько слукавил, сказав на встрече с читателями, что писал книгу двадцать лет. Это всего лишь игра словами, характерная и для Додолева-писателя, и для Додолева-телеведущего. Впрочем,  сам медиа-игрок пояснил гостям «Москвы», что имеется в виду: свое первое ТВ-интервью с Градским (для культовой программы «Взгляд» ) он записал в 1991 году!

Отдельная глава книги посвящена и ТВ-беседе автора с ее героем прошлым летом:  21 июня 2012 года гостем додолевской «Правды-24» (на канале «Москва-24»), посвященной 50-летию Виктора Цоя стал именно Градский. Этот разговор вызвал бурю негодования в среде фанатов. Фанаты «Кино» обрушились на Александра Борисовича с упреками, поскольку рок-ветеран утверждал, что исполнительский профессионализм музыканта важнее пресловутого «месседжа» и поэтому, дескать, Виктор Цой обречен на забвение («А мы не ждали перемен и вам их тоже не дождаться» – Градский полемизировал с Цоем и в своих текстах).  Ну а фанаты самого Голоса наезжали на ведущего за его фамильярность и бесцеремонность: мол, не дает слова сказать, все время перебивает. Додолев посчитал нужным в своей книге пояснить, что он пытался просто вывести собеседника из зоны риска: все-таки жесткий разговор о покойной рок-легенде в день юбилея – за рамками любого формата. И поэтому желание перевести разговор в менее критическое русло был вполне оправдан. Ну а что касается свободной манеры Евгения, то странно было бы разводить мимими, коль скоро собеседники знакомы четверть века и сам музыкант в своих интервью называет журналиста своим давним другом.

Кстати, поскольку Додолева, по его утверждению, прессингуют издатели на предмет пополнения его библиографии еще одной книгой о ключевом персонаже проекта «Голос» и самом харизматичном из отечественных исполнителей, то эпиграфом следующей рукописи будет цитата из «Баллады о лицах»: «Сколь не рисуй себя с великими, не станешь лучше рисовать». Остается добавить, что эпиграф к «The Голосу» автор сочинил сам: «Градский = гений, нет сомнений». Так это или нет, волен решить всякий книгу прочитавший. И всякий, Голос услышавший.

Источник статьи


Автор: Олеся Матвеева