Тут ничего нету

Сюда выводятся комментарии

Сюда выводятся даилоговые окна

About company (eng)
Поиск Карта сайта Обратная связь Зарегистрироваться Войти

Пресса о нас

Карапуз, который сидит на крыше

Рецензия на книгу "Скандинавский детектив" (серия "Лучший зарубежный детектив").

В Швеции очень любят маленьких толстеньких человечков, даже если у тех нет пропеллеров на спине, они не умеют летать и не живут на крыше. В Стокгольме всегда кто-нибудьпо вечерам сидит на крыше, покуривает трубку и глядит на звезды. «Над домами и над водой густеют сумерки, в прохладном воздухе еще трепещет опаловый отблеск, точно светотень на полотнах старых фламандцев, холодный свет уличных фонарей кажется бледным, приглушенным»... Представьте, как дома сначала сереют, делаются таинственными, а под конец становятся уже совсем черными, словнокто-то вырезает их огромными ножницами из черной бумаги,а кое-где наклеивает кусочки золотой фольги, чтобы изобразить светящиеся окна. В них видны люди — они ходят по комнатам и занимаются кто чем, и можно гадать, какие они и что делают. Вдруг станешь свидетелемчей-то ссоры,какого-нибудь таинственного происшествия или даже убийства... Довольно соблазнительно для начала детектива?! То ли еще впреди!

Хорошо изобразить преступление исключительно сложно; может, раньше, во времена символических кинжалов и ножей, это и было в пределах допустимого, но в наши дни удачно показать человека, перерезающего себе горло жиллетовским лезвием,не так-топросто. В настоящей книге для вас работает целая команда шведов: в сборник входят произведения Стига Трентера, Марии Ланг,Ханса-КристераРонблома, Оле Хогстранда и Боба Алмана.

Скандинавский детектив — это когда сюжеты вовремя приводятся в действие, персонажи не мешками накладывают на себя руки, убийцы — тоже не заставляют себя долго ждать, безжалостно устраняя главных героев, а затем и себя. И насколько авторы изобретательны в преподнесении сюрпризов, настолько чаще вы задумываетесь над тем, не ускользнула ли какая-нибудьмелочь, какой-нибудькрохотный пустячок от их неусыпного взгляда. Но нет. Здесь ничто и никогда не пропадает даром. "Фокус тут есть, и при детальном изучении он должен обнаружиться". Дела движутся к разгадке по всем правилам драматического искусства. Неумолимо, силой ли крадущихся и ползущих обстоятельств, стараниями ли хитроумных шведских сыщиков, талантливых репортеров или невозмутимых комиссаров полиции, но в восемь часов вечера — время театральных спектаклей — изящная и логически безупречная версия обязательно будет изложена. Смешной «усатый карапуз» с черным блокнотом в кармане и зонтиком под мышкой — точь в точь Эркюль Пуаро (да еще и любитель декламировать Шекспира), обведя взглядом безмолвную публику, пальцем укажет на бледное лицо убийцы, заранее наслаждаясь произведенным эффектом. И лишь читателю будет известно, какой ценой заплачено за столь патетический жест. И он простит, обязательно простит ему эту невинную шалость, вспомнив о том, как гнался вместе с ним за преступником, сворачивая в тесные переулки, как на ощупь  пробирался вдоль шершавой стены, цепенел от бессильного ужаса, следуя за гигантскими тенями: горбатые носы, скрюченные пальцы рук, чей-то замерзший профиль. Или вспомнит о том, как тот подметил алеющие шарики редиски под мокрыми навесами, когда лавировал в потоках дождя среди прилавков, преследуя очередного подозреваемого. Ведь нельзя не простить человеку его сумасбродство, особенно если этот человек — маленький карапуз, который по вечерам сидит на крыше и смотрит на звезды, а утром любуется, как встает солнце над крышами домов где-то за Остермальмом. И "влажный свежий воздух, серебристо-серое небо, порывы ветра и невидимое светило напоминают, что осень уже не за горами».

 


Автор: Вера Бройде