Тут ничего нету

Сюда выводятся комментарии

Сюда выводятся даилоговые окна

About company (eng)
Поиск Карта сайта Обратная связь Зарегистрироваться Войти

Пресса о нас

Новейшая российская проза

В столице открылась очередная (уже восемнадцатая) Московская международная выставка-ярмарка. Несмотря на множество интереснейших событий и новых изданий, одним из наиболее заметных издательских проектов ММКВЯ-2005, без сомнения, стала новая серия «Меtа-проза» издательства «РИПОЛ классик», презентация которой прошла вчера. Об этом проекте рассказывает его организатор, московский писатель, лауреат нескольких литературных премий Сергей СИБИРЦЕВ. Ещё в конце прошлого года он основал Клуб метафизического реализма (сообщество писателей особого интеллектуального направления), который и стал «соавтором» новой серии. Помимо самого вдохновителя «Меtа-прозы» в ней представлены, в частности, такие известные авторы, как Юрий Козлов, Анатолий Ким, Юрий Мамлеев, Ольга Славникова.

— Термин «метафизический реализм» мы рассматриваем так, как его трактовал Аристотель. Есть, так сказать, физика — то, что можно пощупать руками. А есть то, что существует, но как бы находится за гранью видимого, слышимого, осязаемого, — рассказывает Сергей Сибирцев. — Человеческий разум за последние два века сотворил могущественную технократическую цивилизацию, которая неожиданно для нас самих же проявила и (пока еще не всепланетно заметные) цивилизаторские цунами. Но сама человеческая суть остановилась на некоем средневековом статусе, не подразумевающем ренессанс, некую новую эпоху Возрождения Хотя, быть может, я наговариваю на человечество. Однако, оснастив себя массой чудо-юдных техноприспособлений, человек стал чужд природе. Природе своего божественного естества. Надежды на электронные, химические, ядерные костыли оказываются бесполезными, если идейно-отмороженные существа (например, террористы) или природные катаклизмы постоянно пугают культурного обывателя-цивилизатора. А вот, к примеру, мой кот Кеша (который, к слову, присутствует как полноправный персонаж в каждом моем романе) прекрасно ориентируется на уровне подсознания. Мы с ним общаемся посредством взглядов, а то и просто телепатически, на расстоянии.
С помощью инструментов метафизического реализма писатель-метафизик как раз и осваивает, и даже дешифрует скрытые и явные символы человеческого существования на планете Земля. Но двигаться в этом направлении непросто, каждый автор делает это на ощупь. Тем более что метафизическая проза — это всегда исследование, порой далеко не оптимистичное, зачастую жутковатое, не располагающее к удобному времяпрепровождению (хотя против самого жанра легкого чтения я лично ничего не имею и с удовольствием на досуге перечитываю книги Жоржа Сименона, Сан Антонио, Алистера Маклина, О.Генри, Джерома К. Джерома). Но и эти запредельные стороны нашего бытия тоже должны быть изучены и раскрыты писателем Кстати, Владимир Винников, оценивая мои романы, определил их как весьма редкое на наших российских просторах явление «черного романтизма».
— А кто из писателей прошлого, на ваш взгляд, может считаться предтечей метафизической прозы?
— Безусловно, это Достоевский. Он один из ярчайших представителей писателей-метафизиков. Не случайно, я думаю, лучший исследователь его творчества Игорь Волгин входит в наш клуб. Сюда же смело можно отнести Николая Васильевича Гоголя и Владимира Федоровича Одоевского, которого на просвещенном Западе окрестили «русским гофманистом». А, например, в музыке — это Скрябин, в живописи — Врубель. Самые же близкие к нам по времени и по методу творческого исследования — Михаил Булгаков и Андрей Платонов Эти художники творили свои романы при помощи метафизического метода исследования жизни. Наверное, именно этим они так раздражали чиновников от литературы. Хотя Максима Горького уж никак не отнесешь к казенным дуболомам В сущности, разговоры о метафизике и до сих пор не очень приветствуются. Они нервируют, вызывают зачастую недоумение и недоверие.
— И все же, почему вы выбрали для себя именно метафизический подход к творчеству, хотя есть множество сходных направлений, имеющих коммерческий успех?
— Это не я такой продвинутый: захотел и выбрал такую странную, такую навороченную, такую интеллектуальную методу. Метафизика-матушка сама меня выбрала Думаю, каждая эпоха сама диктует подходы и инструментарий для ее исследования. Именно в преддверии (и во время) каких-то апокалипсических событий и появляются подобные методы. Скажем, в несколько иные времена вдруг возникла школа абсурда. Или те же обериуты. Даже считающийся традиционным писателем Михаил Шолохов не обошелся без метафизического миропознания, потому что без этого порой невозможно понять, почему герои «Тихого Дона» живут и поступают так, а не иначе. При этом такой подход должен присутствовать и со стороны читателя, в противном случае между ним и автором встанет непреодолимая стена.
— Однако практически у всех ваших предшественников, которых вы назвали, как правило, очень трудные судьбы как в литературе, так и в жизни
— Совершенно верно! Люди, отдавшиеся, так сказать, зову метафизической прозы и аналогичному познанию жизни, обладают неким ясновидческим чутьем, данным им свыше. Например, в своём романе «Государственный палач» я предугадал неизлечимую болезнь и смерть жены еще за несколько лет до этого. Причем даже не знал, что подобная болезнь существует. Невыносимо больно было смотреть за медленным (несколько жутких лет!) уходом молодой, цветущей, красивой женщины.
— А нет ли здесь другой связи, того, что в народе называется «накаркал»?
— Знаете, накаркать невозможно, если это существует. Это можно только предчувствовать В футурологическом романе «Приговоренный дар» я описал, как в Москве исчезают дома со всеми жителями. И это задолго до ужасающих взрывов в нашей столице. Как это можно было накаркать?.. Что же касается непростых судеб художников-метафизиков, то практически все они в неустроенном быту, в ужасных болезнях, до последнего держались очень мужественно, и это, наверное, также отличительная черта авторов этого направления.
— А у новой серии существует уже издательский портфель, не заглохнет ли она из-за дефицита авторов?
— Если читатель не испугается первых книг мета-прозы и они будут по-настоящему востребованы Конечно, существует клубный портфель, в котором своего часа дожидаются первоклассные произведения. Уверен, наши серьезные читатели давно уже обкушались той легкой псевдолитературой, которой «затарены» книжные магазины. Потому, несмотря на всяческие пессимистические прогнозы недоброжелателей, интеллектуальная проза будет востребована.


Автор: Беседовал Александр РЖЕШЕВСКИЙ