Тут ничего нету

Сюда выводятся комментарии

Сюда выводятся даилоговые окна

About company (eng)
Поиск Карта сайта Обратная связь Зарегистрироваться Войти

Пресса о нас

Литература по женской части

На недавно прошедшей книжной ярмарке «Книги России» «хитов» практически не было. Были, разумеется, вялотекущие «хиты» — какое книжное мероприятие без этого?

Например, народ кинулся (или, скажем, более или менее торопливо пошел) покупать книжку Наташи Маркович издательства «РИПОЛ классик» под двойным названием «Anticasual, уволена, блин!». Подзаголовок: «Трогательные истории начинающего ресторатора».

Anticasual — это, конечно, отсылка к нашумевшему роману «писательницы с Рублевки» Оксаны Робски, которая за короткое время стала своего рода символом новой женской прозы. То есть такой женской прозы, которая не стыдится дамских «штучек», а напротив, именно на них делает свой маленький литературный бизнес.

Вообще-то, обычный русский перевод названия ее первого романа Сasual как «повседневное» гораздо беднее английского сasual, которое означает и «временный», и «случайный», и «нечаянный», и «поверхностный», и «небрежный», и «легкомысленный», и «внеплановый», и много чего еще. Все эти оттеночные смыслы в романе Робски играют, но «аборигенам» они вроде недоступны. А потому что не фиг! Английский надобно учить! Детишек своих в Лондон учиться отправлять!

Проза Робски явилась смесью этакого одновременно нахальства и скромного обаяния женской буржуазии. Бунюэль в юбке за тысячу долларов.

Робски, как водится, стали активно ругать критика и «сурьезные» писатели. Недавно я был на презентации новой книги Евгения Гришковца «Планка». Так Гришковец тоже заявил: мол, Робски — это не литература!

Что такое литература и что такое не литература? Почему Гришковец — литература, а Робски — нет? Феноменологически «литература» — это все, что написано в определенном жанре или в смешении оных. Другое дело, что она может быть изящной, высокой, духовной, нравственной, и наоборот.

Робски — это, разумеется, литература. Кстати, литература внятная и рассчитанная на вполне четкий читательский круг.

В последнем романе Робски молодая женщина сидит в роскошном «мерседесе», дышит на стекло и удивляется: почему стекло не потеет? По-моему, это восхитительная психологическая деталь. На пять с плюсом. Я бы приводил ее в качестве примера студентам Литературного института.

Свое место в современной литературе Робски уже заняла. И появление Аnticasual это лучше всего доказывает. Если ничего нет, то не может быть и антиничего. С чем спорить, от чего отталкиваться?

Но самое любопытное, что Наташе Маркович не удалось ничего противопоставить Робски. Это не Аnticasual, а его продолжение. Героиня Маркович своему внешнему поведению уделяет внимания ничуть не меньше, чем героиня Робски. Только Робски играет в эдакую «рублевскую дурочку», а Маркович в провинциально-московскую «умницу». Но на старых «жигулях» ее героиня, между прочим, не ездит, предпочитает навороченный «Субару-турбо».

Кстати, в третьем романе Робски «Любоff/on» героиня тоже работает. Преподает правильную речь разным политикам и бизнесменам. Не самая обычная профессия, конечно. Ну так и столичный ресторатор — не заведующая пунктом детского питания.

Короче, перед нами исповеди «стильных» женщин. Женщин, которые в любом случае не согласятся жить как простые русские бабы. Новый тип? Вряд ли.

А вот тип российской женщины-писателя действительно изменился. Стал, что ли, круче.

Оксана Робски и Наташа Маркович — новая тенденция в женской прозе. Это не мастера сурового литературного масскульта, но «дамочки» с энергией и фантазией. Они своей женской природы не скрывают пред лицом Великого Литературного Творчества, а напротив, опускают это самое Творчество до уровня своих сапожек. В конечном итоге, это ответ женщин ХХI века даже не Толстому и Тургеневу и даже не Пушкину с его Татьяной, а Карамзину с «Бедной Лизой».

Потеряв своего Эраста, Лиза не стала топиться (Анна Каренина не бросилась под поезд), а вытерла слезы, нашла другого богатого мужика и — далее по вкусу: отправилась в бутик приодеться или к банкирам кредиты выбивать.


Автор: Павел Басинский