Тут ничего нету

Сюда выводятся комментарии

Сюда выводятся даилоговые окна

About company (eng)
Поиск Карта сайта Обратная связь Зарегистрироваться Войти

Пресса о нас

А была ли девочка

Повесть «Сожженная заживо» сразу была переведена на 27 языков. Одних ужасала судьба палестинской женщины, другие доказывали, что все написанное — фальшивка, дискредитирующая Ближний Восток.

Книга Суад написана при участии Мари-Терез Кюни, которая заявлена как литературный обработчик. Госпожа Кюни — талантливый писатель-дилетант. У нее нет высшего образования. Она специализируется на «правдивых историях». На ее счету уже более 70 книг. Обычно ее имя фигурирует только в выходных данных. Ранее в создании литературных мистификаций Мари-Терез Кюни замешана не была.


 

Куда бедной палестинке податься

  • Где бы ни жила палестинская женщина — в родной деревне или европейском городе, она мечтает об одном: выйти замуж и перестать страдать.
  • Суад — третья дочь в зажиточной семье. Она вместе с сестрами пасет скот и работает в огороде. Отец нещадно ее бьет. В этом обществе уважают только мужчин, а девочек ставят ниже домашней скотины: их нельзя продать.
  • Суад устала от побоев и страстно мечтает выйти замуж — она надеется, что муж будет к ней добрее. Ей приглянулся симпатичный сосед, который не прочь посвататься.
  • Родители отказали соседу: мол, бери старшую сестру. Суад тайно встречается с юношей. Тот лишает ее невинности. Девушка не может отказать — ее с детства приучали не перечить мужчине.
  • Сосед сбегает. Когда «интересное положение» Суад становится очевидным, семья решает ее сжечь как опозорившую род. Спасти ее может лишь европейская гуманитарная организация.

Книга позиционируется как документальная. Ее написала «шармута» — женщина, вступившая до свадьбы в сексуальные отношения и тем опозорившая свою семью. Обычно таких убивают, но Суад выжила. И рассказала не только о себе. Ее мать убила семь новорожденных дочек, решив, что девочек в семье уже достаточно, а сыновей ей судьба не посылала. Дело в том, что жизнь палестинской крестьянки не стоит ломаного гроша. Ей не положено ни любви, ни образования, ни прав — только труд да побои.

Книга стала бестселлером. Западные читатели (особенно читательницы) были готовы проклясть палестинских мужчин и весь Ближний Восток, кроме Израиля (израильтяне, в отличие от арабов, выведены в повести цивилизованными людьми).

Если вам неинтересна судьба палестинских женщин, прочтите книгу, чтобы разгадать загадку, которая вот уже три года волнует мир: «Сожженная хаживо — это документ или литературная мистификация? Некоторые считают ее PR-проектом по дискредитации арабских народов. Любопытно, что одновременно вышла еще одна «документальная повесть» о бесчеловечном Ближнем Востоке — «Запретная любовь» Нормы Коури. Автора этого бестселлера разоблачили, доказав, что она никогда не выезжала за пределы США. К Суад подкопаться сложнее, но преподавательница австралийского Charles Sturt University Тереза Тейлор написала трактат, в котором доказала, что книга — вранье. Например, девочки стирают белье на огороде и греют воду на костре, а ранее Суад говорит, что у них была ванная с горячей водой. Суад пишет, что их деревня очень маленькая, но при этом уверяет, что в доме имеется телефон. Разве в 1970-х годах в палестинских деревнях были телефоны? Издатели наотрез отказались представить публике саму Суад, оправдываясь соображениями ее безопасности.

Анна Бабяшкина