Тут ничего нету

Сюда выводятся комментарии

Сюда выводятся даилоговые окна

About company (eng)
Поиск Карта сайта Обратная связь Зарегистрироваться Войти

Пресса о нас

История без героев

Джинкс К. Инквизитор/ Пер. сангл. К. Ересько.

М. Иностранка. РИПОЛ классик. 2006. — 453 с. — (История в романе). 7000 экз. (п) ISBN 5–94145–409–0

«История в романе» — относи­тельно новая серия «Иност­ранки», которая знакомит нас с самыми новыми образчика­ми современного европейско­го исторического романа. Они мало напоминают привычные нам шедевры Вальтера Скотта или даже Майн Рида.

Дело не в качестве письма — если еше два — три десятка лет назад в центре исторического романа почти непременно бы­ла личность сильная и яркая, то теперь все чаще — средний человек, песчинка в вихре ис­торических катаклизмов. Реальные исторические фигуры если и появляются, то на вто­ром плане, и на судьбы героев подчас никакого влияния не оказывают. Обыденность, обы­денность и еше раз обыден­ность — вот, кажется, кредо со­временных исторических пи­сателей. Исключения, разуме­ется, наличествуют — но даже жизнь королевских особ мы за­частую видим глазами их низкорожденных слуг.
Пожалуй. «Инквизитор» Кэтрин Джинкс — самая удач­ная из трех последних книг серии, доставленных в редакцию в начале этого года. Юг Фран­ции, предгорья Пиренеев, на­чало XIV века. Инквизитор Бернар Пейр ведет тяжелую, но столь необходимую Католической церкви «зачистку» города Лазе от еретиков-катаров — дабы не допустить нового всплеска этой заразы. Дело не­легкое, потому что по закону нужно было преследовать и по­томков — если кто-то из пред­ков был замечен в ереси. А за­мечены были едва ли не все. Да к тому же имущество отчужда­лось в пользу церкви или коро­ля — с законной долей доноси­телю. Вот только людей владе-тельных к тому времени в Лазе почти не осталось. И отделить настоящих еретиков от жертв ложного доноса все сложнее… Можно бы и не вникать, но Бернар почему-то вникает — и это становится для него источ­ником неприятностей. Потому что если в Лазе он царь и бог, вершитель судеб, перед кото­рым все заискивают, чьего бла­горасположения домогаются — так же, как он вынужден ис­кать благорасположения епис­копа, зависеть от непонятных интриг при дворе архиеписко­па и уж от совсем непостижи­мых веяний в Авиньоне. Нему­дрено, что герой, умный и из­воротливый знаток своего ре­месла, в итоге попадает в жер­нова машины, слугой которой является, — всего лишь пыта­ясь спасти тех, кого любит.

Кэтрин Джинкс отлично знает материал, явно знакома с источниками не в пересказе, да и словом владеет очень непло­хо: сюжет закручен хорошо, прописаны не только главные, но и второстепенные герои. И все-таки «Инквизитор» — кни­га для тех, кто хотя бы немного в курсе событий. Читатель неподготовленный, конечно, мо­жет следить за сюжетом, но чтобы все было до конца по­нятно, нужно хотя бы знать, кто такой Симон де Монфор и что это за катары такие… Или же нужно быть готовым, читая, заглядывать в исторические труды.

Дюнан С. Рождение Венеры/ Пер. с англ. Т. Азаркович.

М: Иностранка. РИПОЛ классик. 2006. — 495 с. — (История в романе). 7000 эка. (п) ISBN 5–94145–410–4

«Рождение Венеры» Сары Дюнан — книга несколько иного рода. По существу, дам­ский роман в декорациях Флоренции времен Савонаро­лы. Так что ходульности тут куда больше — и в итоге книга напоминает не романы Умберто Эко, а множество рома­нов, похожих на книги Умберто Эко. В меру таинственнос­ти, в меру эротики, пожалуй, грубой. А о чем еше может быть книга о судьбе юной де­вушки, которая никак не мо­жет устроить свою супружес­кую жизнь? И ведь не обстоя­тельства мешают — Алессандра Чеки, глупенькая аристо­кратка, сама себе все портит, решившись выйти замуж за нелюбимого человека. И ведь никто ее не заставлял, не под­гонял! Неужели все дело в том, что Флоренции грозят фран­цузские войска?

Надо сказать, что типичный для многих современных кни­жек образ дам эпохи Возрож­дения как изнеженных созда­ний, игрушек в руках мужчин и судьбы мало отвечает реально­сти. У Боккаччо или Бенвенуто Челлини они таковыми не вы­глядят. Должно быть, совре­менным западноевропейским писательницам трудно понять психологию людей той далеко не тепличной эпохи. Жизнь тогда требовала мужества — каждый лень. Молодая девуш­ка, если ей удавалось самой выбрать супруга, прекрасно понимала, что нужно брать от жизни все. Сагре diem! — лови день, потому что завтрашнего дня может и не быть. Всякая знала, что жить в супружестве ей, может статься, не придется и года: свадьба, беременность, смерть родами — или спустя несколько дней после ролов. Родильная горячка была скуч­ной банальностью. А еше — чу­ма, холера, туберкулез, маля­рия… Прекрасная и знатная Симонетта Веспуччи, любимая модель Боттичелли, сохранив­шего ее облик во всех Мадон­нах и Венерах, умерла в 22 го­да, не менее знатная Джованна Торнабуони — в 19 лет.

Кстати, о портретах. Самое странное впечатление произ­водит обложка этой книги, на которой Андрей Бондаренко с особой жестокостью обошелся с этими красавицами: лицо взято от известнейшего порт­рета Джованны Торнабуони работы Гирланлайо, бюст и прическа — с портрета Симонетты Веспуччи работы Пьеро ди Козимо. Поступать так с об­разованными читателями, на которых и рассчитана серия, просто бессовестно.

Медичи Л. де. Заговор Королевы/ Пер. с исп. Е. Владимирской.

М.:  Иностранка. РИПОЛ классик. 2006. — 318 с. — (История в романе). 7000 экз. (п) ISBN 5–94145–408–2

Книга Лоренцо де Медичи (да-да, из тех самых Медичи!) — о таинственном эпизоде из жизни Екатерины Медичи. Казалось бы, вот, наконец, на­стоящая героиня, ключевая фигура в известнейших собы­тиях, прямо способствовавшая жесточайшему избиению гуге­нотов в Варфоломеевскую ночь…

К сожалению, шаблонная современная схема выпирает и здесь: мы все видим глазами Тинеллы, камеристки короле­вы, когда-то — подкидыша, найденного на ступенях собо­ра, — и глазами Франсуа Гужье, племянника придворной пова­рихи. Юноше выпала сомни­тельная честь доставить таин­ственный пакет во дворец, па­кет с книгой, страницы кото­рой пропитаны ядом…

Вы уже вспоминаете Умберто Эко? Автор тоже. ’Меня давно не покидает МЫСЛЬ о том, что история с отравленной кни­гой наверняка была хорошо изве­стна великому Умберто Эко, и не исключено, что свой роман «Имя розы « он писал, вдохнов­ленный ею…»

Игорь Дымов, Маруся Лапотушинская