Тут ничего нету

Сюда выводятся комментарии

Сюда выводятся даилоговые окна

About company (eng)
Поиск Карта сайта Обратная связь Зарегистрироваться Войти

Пресса о нас

Марокканское вольное

Имя «Неджма» — вынужденный псевдоним, написан «Миндаль» по-французски, в мусульманских странах является запрещенной литературой, а на Ближнем Востоке и Северной Африке пользуется бешеной популярностью. Не верьте тому, кто ска­жет, что эротическая литература себя исчерпала. Пока на одном конце света люди сходят с ума от того, что им некого больше хотеть, на другом пишут сенсационные книги о том, что женщина — это не просто ходячая штука, куда мужчина сует свой член и от­куда вылезают дети, а полноценный человек со своими правами и желаниями. В том числе с правом получать от любви удовольствие.

Спору нет, книга о том, что и мусульманки любить умеют, может отпугнуть. Ма­ло ли, что там, под облож­кой, окажется — может, по­пса, прикрытая чадрой для экзотики, может, что-то кон­дово социальное в стиле «уг­нетенных женщин Востока», присыпанное эротикой. Здесь не тот случай. «Мин­даль» действительно хоро­шая эротическая проза, об­ладающая тем самым эроти­ческим зарядом, который бывает только в книгах писа­телей, живущих в стране, где секса официально нет. И тем грамотным сплавом эротиче­ского и социального, кото­рый бывает только у писателей, в полной мере осознаю­щих, что «свободная, непри­стойная и ликующая литера­тура обладает силой смерто­носного оружия».

Бадра сбежала от мужа из глухой марокканской дерев­ни Имчук, где женщины не показывают своего тела до­черям, боясь «лишить их на­всегда невинности взгляда и испортить перспективы за­мужества», где детей, расту­щих среди совокупляющихся овец и коров, упорно убежда­ют, что муж и жена спят в од­ной постели, чтобы не за­мерзнуть, и где «срамом» на­зывается лишь то, что проис­ходит между мужчиной и женщиной, а однополая лю­бовь вообще не имеет названия и потому процветает. Но оказывается, если сбежать от мужа, с которым чувствуешь себя мертвой, и встретить в шумном городе Танжере то­го, что откроет тебе тайну твоего тела, это вовсе не сде­лает тебя счастливой. Поис­ки женского восточного сча­стья гораздо дольше, мучи­тельней — и увлекательней для читателя.

Неджма умеет писать о человеческом теле и челове­ческих страстях изящно, ис­кренне, чувственно и разно­образно — от утонченного ху­дожественного описания до простой древней песни во славу прекрасной женской плоти: «…я, Бадра, заявляю, что уверена лишь в одном: это у меня самая красивая штучка на свете самая яркая, самая пухлая, самая глубокая, самая горячая, самая пенная, самая громкая, самая душистая, са­мая певучая, самая голодная до чужих членов, когда те взмывают вверх, как гарпу­ны». И конечно же, хорошая эротика — это эротика, о ко­торой рассказывает не кар­тонный, а живой персонаж со своим собственным голо­сом. Здесь это звучный голос умной, сильной, острой на язык женщины, пошедшей по жизни своим собствен­ным удивительным путем. И смелая Бадра может занять далеко не последнее место в мировой галерее рассказчиц о сокровенном.

 

Неджма.

Миндаль: Повесть о сокровенном/ Пер. с фр. Г. Северской.

М.: РИПОЛ КЛАССИК, 2006. — 160 с. — (Мир Women). 3000 экз. (о) ISBN 5–7905–4724–9