Тут ничего нету

Сюда выводятся комментарии

Сюда выводятся даилоговые окна

About company (eng)
Поиск Карта сайта Обратная связь Зарегистрироваться Войти

Пресса о нас

ОБЗОР КНИЖНЫХ НОВИНОК НЕДЕЛИ

Владимир Соловьев
«Как я умер»

Когда я советовала окружающим читать книги Владимира Соловьева, то меня переспрашивали: «Которого?» Американского!
Сам автор сетует, что Владимиров Соловьевых уже три, включая телеведущего, который, как известно, тоже подался в писатели.

Итак, Владимир Соловьев —  русско-американский журналист, политолог, прозаик и литературный критик. Автор многих книг, написанных как в одиночку, так и совместно с женой Еленой Клепиковой.

Его книга «Три еврея» в свое время вызвала скандальную дискуссию — чересчур неприглядными выглядели некоторые современные поэты. В том числе и Александр Кушнер, считающий себя другом покойного Иосифа Бродского. Кстати, недавно изданная «Запретная книга о Бродском» Владимира Соловьева, о ней мы расскажем чуть позже, тоже неоднозначно оценивается критиками.  

Мне же проза Соловьева показалась притягательной, несмотря на изобилие физиологии. Особенно хороши его путевые заметки. Собственно говоря, именно они и составляют основу книги «Как я умер». У каждого по-настоящему талантливого автора есть свои подробности, на которые другие, может быть, не обратят внимания.

Хотя от главы про Аляску, самый северный штат США, о жизни которого рассказывается так мало, я ожидала чуть больше. Не хватило тех самых подробностей, коими так изобилует, к примеру, рассказ о Камбодже — одна из лучших глав в сборнике. К числу лучших я бы отнесла и историю «Тринадцатое озеро» — о судьбе нацистского преступника, нашего бывшего соотечественника. 

Кажется мне или так есть на самом деле, но Соловьева грызет изнутри какая-то тоска. Ностальгия тому виной или просто страх перед надвигающейся старостью?

Что касается старости, то автор не устает повторять о своих мужских достоинствах. А с ностальгией борется по-своему — устраивая вылазки в лес. Фирменная мулька автора — грибы,  до них он большой охотник в отличие от американцев, покупающих грибы исключительно в магазине. Это то, что еще осталось русского у американского журналиста со славянской фамилией.

Еще Соловьев любит кошек и пишет об этих домашних питомцах с большой нежностью. Ей-богу, даже большинство людей у него не вызывают такого трепетного отношения! Впрочем, в любви к жене Соловьев признается едва ли не на каждой странице. 

Еще раз повторю — у Соловьева очень грустная проза во всех книгах. Плетется словесным кружевом и иногда, да простит меня автор, напоминает стариковское ворчание. На страницах мелькают знакомые российским читателям имена: Бродский, Довлатов, Рейн, Евтушенко.

Далеко не ко всем автор относится с почтением. Впрочем, и над собой он иронизирует.
Книги «Как я умер» и «Запретная книга о Бродском» мне прислали из издательства «Рипол». Прочитав обе, не удержалась и купила «Записки Скорпиона» того же Соловьева. О ней тоже обязательно расскажу.