Тут ничего нету

Сюда выводятся комментарии

Сюда выводятся даилоговые окна

About company (eng)
Поиск Карта сайта Обратная связь Зарегистрироваться Войти

30 мая 2019

Первая книга арт-группы Doping Pong

Этим летом на XIV Санкт-Петербургском Международном Книжном салоне будет представлена приключенческая повесть арт-группы Doping Pong «Целомудренная Адельфина». Книга позиционируется как продолжение традиций советского реализма, пропагандистами которого Допинги всегда и являлись. Это дебют одного из самых известных творческих коллективов в художественной прозе. «Частный корреспондент» задал вопросы авторам и попытался понять, что могут сказать мастера визуального жанра в современной литературе. 

— Ваша арт-группа Doping pong — авторы огромного количества самых разных проектов в сфере культуры. В разное время вы занимались живописью, дизайном, рекламой, брэндингом, кино. И это еще не весь список. Скажите, как вы пришли к тому, чтобы попробовать себя в новом виде искусства — литературе?

DOPING PONG: Как верно вы заметили, мы действительно в своём творчестве пытаемся охватить как можно больше направлений, попробовать себя во всех жанрах, где нам есть, что сказать (не исключено, что когда-нибудь и до балета доберёмся, тем более, в своё время мы участвовали и в постановке театрально-циркового представления: образ, созданный нами для афиши спектакля, нашёл в итоге своё применение и в драматургической композиции).

В литературе весь предыдущий опыт ограничивался автобиографическими высказываниями в блогосфере и на порталах, посвящённых искусству. Либо публицистическими работами, в которых давалась оценка событиям, имеющим отношение к политике, культуре и истории искусства.

Работа над повестью началась спонтанно, она эволюционировала из сценарных наработок, кратких схематичных синопсисов в развёрнутый литературный сценарий, когда пришло понимание, что эту историю лучше рассказать именно так. Забавно, что именно она публикуется первой, потому что мы вообще-то планировали перейти к прозе с совсем иной историей, предполагающей абсолютно серьезную, взрослую подачу, так как она затрагивает самые важные и вечные человеческие проблемы. Например, восприятие себя в системе враждебно настроенного внешнего мира, окутанного злом, в тот момент, когда и внутренний мир трещит по швам от неразрешимых вопросов и конфликтов.

Что характерно, отголоски этого внутреннего конфликта нашли место и в «Целомудренной Адельфине»: героиня нашей первой повести — подросток, а именно подростки отличаются наиболее обостренным восприятием и максимализмом, что зачастую толкает их к саморазрушению. Тема самодеструкции нам интересна, мы ее часто затрагиваем в нашем творчестве, так же, как тему преодоления и сверхчеловеческих подвигов.

— Название вашего дебютного романа — «Целомудренная Адельфина». Это необычное и сложное название для книги — кажется, что о целомудрии все давно забыли. Почему вы решили дать ей именно такое название?

DP: Название — поэтический оборот, отсылающий к античным трагедиям и театру эпохи Позднего Возрождения. Оно родилось спонтанно и заворожило нас своим звучанием. Анализировать его не хочется. Разбирать по смыслу — тоже. Это вибрация и магическое сочетание. Оно ассоциируется у нас со строгостью, кристальной чистотой и абсолютной искренностью. Целомудренность здесь — манифест наивности и нравственной целостности. Нам хотелось, чтобы наша героиня была таким же символом чистоты и смелости, как святые. Несмотря на то, что она родилась и живет в Советском Союзе. Мы объединили понятие святости со светскостью, обогнув любые религиозные прочтения. Светское и советское. Этот подход инспирирован житиями пионеров-героев, которыми каждый из нас зачитывался в детстве. Где воспевались устремленность к подвигу и готовность вступить в борьбу с несправедливостью и жестокостью, когда не думаешь о страхе и сомнениях. Выбор названия можно объяснить заданными в повести временными координатами. Происходило бы все в современной России, мы бы назвали книгу «Ангелина — хранитель дельфинов».

— Действие «Целомудренной Адельфины» разворачивается в советском черноморском городке в 60-е годы, а один из героев повести — Брежнев. Сегодня действительно заметно повышенное внимание к советскому наследию, однако фигура Брежнева редко притягивает внимание. Почему вы остановились именно на этом историческом периоде?

DP: Это объясняется исключительно историческим контекстом. События переносят нас в лето 1966 года. Важного года в жизни каждого дельфина, потому что советское правительство на законодательном уровне запретило промысел дельфинов на территории СССР. Главой правительства тогда был Леонид Ильич Брежнев. Так как одним из героев нашей повести является разумный дельфин, соответственно именно Брежнев, как его защитник, вышел на первый план из политических лидеров той эпохи. Как видите, тут совершенно логическое объяснение, строго подчинённое сюжету, и никакой политики или персональных предпочтений нет.

— Какой вы видите аудиторию «Целомудренной Адельфины»?

DP: Это ровесники героев повести.

Начиная от 12-15-летних подростков и заканчивая 60-летними бабушками и дедушками. Но, конечно, в первую очередь это современные 30-40 летние люди, понимающие все нюансы данной повести, наполненной не только советскими аллюзиями, но и отсылками к мировой литературе, кинематографу, психоделической культуре и рок-музыке. Каждый возраст прочтёт ту повесть, которую экранизирует его мозг соответственно прожитым годам и полученному опыту. Наверное, поэтому мы рекомендуем нашу книгу для многократного чтения в разные периоды своей жизни. Иногда это будет чистое развлечение, иногда — настоящая терапия, а в другой раз — полное ностальгии воспоминание.

— Это ваш дебютный литературный проект. Скажите, ориентировались ли вы на произведения других авторов? И какие книги читаете вы?

DP: Да. Как уже сказано выше, это наш дебют в литературе.

Нас вдохновляло буквально все советское кино и литература. «Дубравка», «Судьба барабанщика», «Люди и дельфины» — наверняка что-то еще, засевшее в подкорке с младенчества. И конечно, собственные детские переживания — куда же без реминисценций... Читаем мы много. Кто-то предпочитает нон-фикшн, биографические издания, дневники, публицистику. Кто-то — преимущественно беллетристику: русскую классическую прозу и новую западную литературу. Есть книги, как фильмы, к которым возвращаемся снова и снова, чтобы отдохнуть душой, погасить накопленные раздражение и стресс. Это Линдгрен, Каверин, Гайдар, Толкин и Сэлинджер.

— Расскажите о ваших дальнейших планах. Думаете ли вы продолжать писательскую деятельность?

DP: В наших планах написание романа. Мы думаем над несколькими литературными проектами. Это и новые повести, и графический роман, и, возможно, продолжение «Целомудренной Адельфины». Ведь так не хочется расставаться навсегда с нашими героями! Думаем, читатели скоро нас поймут.

Презентация книги «Целомудренная Адельфина» состоится 24 мая 2019 года в 17:30 по адресу:

Санкт-Петербург, Михайловский манеж, Красный шатер (Издательство «Рипол классик»)